S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор дядяВ в Ср Ноя 12 2014, 21:56

ТВОРЧЕСТВО СТАЛКЕРОВДядяВДядяВТВОРЧЕСТВО СТАЛКЕРОВ


S.T.A.L.K.E.RГ.В.О.З.Д.ЬГ.В.О.З.Д.ЬS.T.A.L.K.E.R

_________________
Мы лежим под одною землею.
Опоздавшие к лету,
Не успевшие к свету пробиться.

Токогава Ори.
avatar
дядяВ
S.T.A.L.K.E.R.

Сообщения : 315
Дата регистрации : 2014-11-10
Возраст : 43
Откуда : Шахтинск, Казахстан

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор дядяВ в Чт Янв 14 2016, 10:51

Двойной паёк
Спойлер:

                                                            -1-              
В Баре, как всегда, стояла полутьма, разгоняемая светом тусклых лампочек, и дым коромыслом. Бармен за стойкой протирал стаканы, а народ.... Народ, как всегда, пропивал хабар и общался.
      За столом в углу стояли несколько сталкеров. Водки уже под скудную закусь употреблено было достаточно, чтобы вывести всю накопленную радиацию, поэтому беседа шла уже по принципу "кто в лес, кто по дрова"
    -Так я и говорю, мутант он, этот ваш Болотный Доктор, как есть мутант! - рычал долговский сержант Забубенко, лицо которого было изуродовано в бою с кровососом, -Где ж это видано, чтоб с нормальным человеком псевдопес ходил и глотку ему не перегрыз!
    Лицо сержанта от выпитого раскраснелось, шрамы, пересекающие все лицо, побагровели, и, глядя как он, брызжа слюной и вращая единственным уцелевшим глазом навыкате, стучит кулаком по столу, было понятно, почему за глаза к нему прилипла кличка Плоть.
    -Ну это не обязательно, есть же люди которые могут понимать животных, а те понимают их,-парировал молодой сталкер по кличке Гвоздь.
    Кличку свою он получил потому, что был худ и жилист, но многие, попробовавшие на себе крепость его кулаков, зареклись "судить по обертке". Кто он, откуда, никто не знал, кроме того, что проходив два месяца в отмычках у Бороды, стал ходить в Зону самостоятельно. Богатым хабаром похвастаться не мог, но и не нищенствовал, побираясь у столов, как многие.
    -Какой понимать!-не унимался сержант,-Это же муты,тьфу! У них мозги-то все Зона повыжигала! Они ж ничего, кроме как жрать и срать, не понимают!
    -Ну и хрен с ними,-сказал Гвоздь, заканчивая разговор,-а я спать пойду, завтра пойду по Свалке пошарю, потому вставать рано.
    Он с хрустом потянулся и пошел в свою комнату. Там он ещё раз проверил снарягу, уложил рюкзак и, поставив будильник на КПК, лег спать.
    Пришедшее сообщение об очередной смерти Семецкого, он уже не слышал.  
                                                           -2-
Утром, умывшись и собравшись, вышел в зал, выпил растворимый кофе из стакана в подстаканнике, на котором было выбито море с чайкой и надписью "Одесса", и подошел к стойке.
-Как обычно?-спросил Бармен, выкладывая уже припасенный паек с галетами,-Слушай, Гвоздь, я вот все никак в толк взять не могу, почему ты всегда только один паек берешь? Ведь хрен его знает как оно может обернуться. Без обид. Просто интересно.
Гвоздь усмехнулся :
-Можешь считать меня суеверным. Просто пунктик у меня такой : лишнего не брать. Чем больше возьмешь - тем больше потратишь.И то, это в лучшем случае. А в худшем(тьфу-тьфу), сам знаешь - можно и не успеть.
Забрав свой паек у Бармена и на выходе "Сайгу" двинул в сторону Свалки.Около ангара услыхал, как Плоть распекал кого-то из своих подчиненных.
-Я тебя, падлу, научу Родину любить! Ты у меня, сука, всю свою поганую жизнь будешь отхожие места чистить, не будь я Василий Петрович Забубенко!
Гвоздь усмехнулся, покачал головой и (кому нужны чужие разборки) пошел дальше.
На Свалке он первым делом достал свой КПК и еще раз просмотрел инфу, которую он скачал с КПК бандита, которому не повезло встретиться с ним в его последнюю ходку.А инфа была ох, какая интересная. Последнее сообщение гласило:
"Андрюха, валю я отседа пока меня братки Бормана не завалили за то, что я их фраерка умотал. Твою половину хабара оставил в схроне, что на Свалке. Ты как хочешь, а мне этих бабок надолго хватит. Так что пошла эта Зона псу под хвост. Надоело все!"
Сообщение для покойного Андрюхи было последним и в прямом и в переносном смысле. Ведь если бы, сидя в засаде, он поставил КПК на беззвучку, то не топтать бы тропы Зоны сталкеру Гвоздю. А так сумел вовремя среагировать на звук и продлил свое пребывание на этом свете еще на неопределенное время.
Ну и самое интересное было то, что на карте Свалки, среди многих отметок, была одна, отмеченная как "Схрон".  
                                                 -3-
         Схрон находился где-то между свалкой машин и кучей радиоактивного мусора. Глянув на ПДА, Гвоздь понял, что до него осталось где-то 20-30 метров. В приподнятом настроении, из-за предвкушения хорошего хабара, он даже начал насвистывать себе под нос «Выход горного короля». Сразу вспомнился Борода с его наставлениями.
       «Никогда, слышите, никогда не пойте в ходке. Не любит Зона этого. Возьмет и твою же песенку вывернет и выложит тебе наяву так, что только взвоешь. У костра, на привале, в лагере хоть на голове стой. А на ходке забудь. И вообще, расслабляет это, а в Зоне расслабляться нельзя, иначе поимеет она вас по полной программе.»
       Но здесь уже можно было расслабиться, так как в искомой лощинке, после проверки болтами и  «Сварогом», за который пришлось отвалить Сычу на Скадовске двадцать штук, но оно этого стоило, аномалий не было обнаружено. (Спросите «А зачем болтами?» А просто. Уже въевшаяся в кость привычка, да и не все аномалии распознавались даже такими высокоточными детекторами, как  «Сварог». Так что и надежнее и спокойнее.) Спрятав чудо конструкторской научной мысли, достал КПК. Сверив отметку на карте с местностью, понял, что схрон может быть только под большой дверью от фургона грузовика, что лежала чуть обособленно. Когда Гвоздь откинул её, перед ним предстала небольшая пещера, явно искусственного происхождения, метров пяти глубиной.
      «Да уж, постарались мальчики на славу»- подумал он посветив внутрь фонариком. Хотя, если честно, «мальчики» тут были, скорее всего, ни причем. Бандитам, этим шакалам Зоны, работать, как известно, было западло. Быстрее всего, они заняли её, убив хозяина или поймали каких-нибудь неудачников и, заставив выкопать пещерку, пристрелили по выполнении, чтоб никому не разболтали.
Внимательно осмотрев вход на наличие неприятных сюрпризов, Гвоздь обнаружил две растяжки. Обезвредив их, по- хозяйски засунул «эфки» в рюкзак и осмотрелся.
Чистотой и порядком тут и не пахло, а пахло какой-то тухлятиной.  Видно бывшие хозяева чистоплотностью не отличались. Ну да не за этим он сюда пришел, хотя можно было использовать её, конечно наведя порядок, по прямому назначению - то есть как схрон.
Но не это было сейчас главным. А главное стояло скромно в углу. Подойдя к большому железному ящику, который был когда-то зеленого цвета, Гвоздь аккуратно приподнял крышку на пару сантиметров и, заглянув внутрь, усмехнулся. "Дилетанты. Я б обязательно ещё и внутрь растяжку поставил." Откинув крышку он присвистнул:
-А неплохо у нас господа бандиты живут!
В ящике лежали две Души, Мамины бусы и Слизь в контейнерах, немного патронов для "Калаша" россыпью и пачка перетянутых резинкой "бакинских рубликов". Навскидку тыщ десять. Всё это означало только одно : можно было бросить всё и уехать к морю. Валяться на песке и ничего не делать, забыв, хотя бы на время, эту вечную осень.
Но у Зоны, видимо, были на него другие планы.
                                 -4-
Снаружи раздались какие-то звуки. В один прыжок Гвоздь оказался у выхода и, сняв Сайгу с предохранителя, осторожно выглянул наружу. Звуки стали четче и уже можно было различить лай собак и визг псевдоплоти. А это было уже плохо, так как если собаки уловят его запах, то в схроне уже не отсидишся, потому что если их ведут псевдопсы они его живым не отпустят, а припасов маловато. Надо было осмотреться и принимать бой.
Гвоздь аккуратно вылез  из схрона и , оглядевшись, оценил обстановку. И, честно говоря, эта оценка его не обрадовала. В лощинку спускался клубок из четырех псевдоплотей, облепленных слепыми собаками, коих было не менее десяти. Но главная проблема бегала немного поодаль. Два матерых псевдопса управляли стаей и их следовало устранить в первую очередь.  
Прикинув, откуда эффективней будет вести огонь, Гвоздь выскользнул наружу. Что плохо, это то, что лучший обзор был из одной только точки, где-то примерно посередины дна лощины и он был бы как на ладони. Ну да ладно, Бог не выдаст....
Заняв позицию, Гвоздь встал на одно колено, принял на другое упор и тщательно стал прицеливаться. Два выстрела последовали один за другим с небольшим интервалом и два крупных тела покатились по крутым бокам лощины.
Переведя прицел на кучу-малу, он увидел, что собаки победили, но и плоти задаром не сдались : в живых осталось всего три слепыша, которые уже пировали на трупах своих противников. Вдруг все трое оторвались от пиршества одновременно повернули слепые морды к нему.
Гвоздь не мог отделаться от ощущения, что они его видят, хотя глаз на облезших мордах у них не было. Борода говорил, что из-за мутаций они потеряли зрение, но у них чрезвычайно развились другие органы чувств, а некоторые ученые утверждали, что они стали улавливать волны узлучаемые мозгом. Но как-бы там ни было, они его учуяли и двинули к нему, обходя с трех сторон.
Гвоздь снял первую, точным выстрелом в голову, двумя выстрелами в прыжке вторую и хотел вскочить и развернуться к третьей, но завалился на бок, что его и спасло, так как собака пролетела над ним, клацнув зубами в пустоте, и покатилась кубарем по земле. получая вслед один заряд дроби за другим, пока не затихла.
Убедившись, что все твари мертвы, Гвоздь попытался встать, но не смог. Колено как прилипло к земле.
-Блядь,-только и смог выговорить он,-жадинка.
Вот это называется попал, так попал. Теперь не выбраться, если только не перезагрузить жадинку. Но где взять такую массу?
И тут, в дополнение ко всем проблемам, сверху лощины показалась псевдоплоть, которая, бормоча что-то себе под нос, начала спускаться к нему, притормаживая клешнями на особо крутых спусках.
Гвоздь выстрелил навскидку и попал.Ну не то чтобы прям туда куда хотел, но кончик клешни отстрелил напрочь. И теперь с ужасом наблюдал, как огромная туша с диким визгом катилась кубарем на него, а он просто смотрел и щелкал пустым магазином. Казалось прошла вечность, пока двухсоткилограммовая туша не остановилась возле естественного препятствия в виде Гвоздя. Тот выставил вперед согнутые в локтях руки и принял на них удар. В глазах потемнело. "Лишь бы ногу не оторвала!"-мелькнула мысль перед тем как Гвоздь потерял сознание.  
                                              -5-
          Пробуждение было тяжелым. Голова просто раскалывалась на части. Гвоздь боялся, что когда он откроет глаза, то она просто разлетится на кучу осколков. К звону в ушах примешивалось какое-то бормотанье.
«Суки, полежать не дадут больному человеку»,- не успел подумать Гвоздь, как в мозгах словно разорвалась светошумовая граната и он всё вспомнил : Свалка, схрон, собаки и летящую на него плоть. Он приоткрыл глаза и осторожно огляделся. Кругом было тихо и спокойно, и ничто не нарушало бы идиллии, если бы не псевдоплоть, сидящая задницей к нему в той же жадинке, в которую попал и он. Гвоздь приподнял голову с куска ржавого рельса, об который он так недурственно приложился и ощупал затылок. Огромная шишка присутствовала, а вот крови, слава богу, не было.
Плоть, почуяв движение за своей спиной, замолкла и попыталась развернуться. Огромный глаз навыкате, за который Бармен мог отвалить четверть куска, остановился на сталкере. Обеспокоенное животное завозилось и попыталось достать Гвоздя клешней. Её конечность, больше похожая на большой с зазубринами ржавый нож, не доставало каких-то пятнадцати сантиметров до руки. «Но-но, не балуй!»,- пригрозил Гвоздь, на всякий пожарный отодвигаясь подальше к ней за спину.
Положение было патовое. Массы плоти было явно недостаточно, чтобы перегрузить жадинку. Но в этом был и плюс, так как в противном случае она бы уже им отобедала, пока он был в отключке.
Нога у Гвоздя затекла зверски и он попробовал аккуратно приподняться и принять более-менее удобное положение. Положение-то он нашел, но ирония заключалась в том, что нога начинала отходить лишь тогда, когда он снимал с неё нагрузку. А нагрузку можно было снять одним способом : лечь псевдоплоти на спину, что ей, конечно, было не по нраву.
Дико заверещав, она, как бык на родео, попыталась сбросить неожиданного наездника с себя, но амплитуды явно не хватало, так как она все ещё крепко сидела своим филеем и задними конечностями в жадинке. Гвоздь мертвой хваткой вцепился ей в шейные складки и попробовал успокоить:
-  Тихо, тихо. Успокойся. Что ж ты визжишь, как-будто тебя режут. Тихо. Давай не будем, давай дружить,- и не выдержав,- Да заткнись ты падла, сейчас какая-нибудь тварь на твои визги прилетит!- ударил её по загривку кулаком.
Плоть от неожиданности затихла и, обиженно хрюкнув, снова стала что-то бормотать себе под нос.
- Вот так, хорошо. Успокоились и ладненько,- стал закреплять достигнутные результаты Гвоздь, поглаживая её по бугристому затылку,- Давай посидим спокойненько, поболтаем о том о сём, а там, глядишь, и подружимся.
Гвоздь мог поклясться, что животное его внимательно слушает.
- Вооот. Умница. Мы ведь теперь не вредничаем, мы ведь теперь общаемся? Так, глядишь и подружимся. Мы же будем дружить?
Плоть неожиданно кивнула и быстро забормотала: «Дружить-дружить-дружить..» У Гвоздя отвисла челюсть. Он, конечно, ожидал всякого, но чтоб вот так…
«Либо меня слишком сильно об рельсу башкой приложило и я гоню конкретно, либо она меня действительно понимает!»- ошалело подумал он.
Но останавливаться уже было нельзя. Поэтому, подобрав челюсть, он продолжил:
- Вот и правильно, вот и хорошо… А давай теперь познакомимся. Меня вот Лёха зовут, а тебя?
- Лёха-Лёха-Лёха,- вновь забормотала плоть.
- Нет, это я Лёха, а ты-то кто? Давай я тебя назову….- и тут из закоулков памяти выплыло изуродованное лицо, с бешенно вращающимся глазом, и, сочащееся бешенством: «Это же муты….»,- А давай я тебя назову Васей!        

                                                        -6-
             Как уже говорилось выше, положение было патовое. Гвоздь и Вася сидели, прижавшись друг к другу, в жадинке и разговаривали. Подать сигнал о помощи они никак не могли, так как экран КПК был нещадно разбит клешней псевдоплоти. Обнаружив это прискорбное обстоятельство, Леха потихоньку выматерился и обозвал Васю сволочью. На что тот не замедлил обидеться и, как показалось Гвоздю, оскорблено засопеть.
Примирением между ними послужил голод, так как у обоих почти одновременно заурчало в желудке. Гвоздь  достал из рюкзака галеты, повернулся к Васе и спросил : «Будешь?» Тот сразу заволновался, и, забормотав «Будешь-будешь-будешь» потянулся к руке с едой. И тут Гвоздю в голову пришла, как тогда показалось, безумная мысль «А что если….», и он сунул открытую ладонь с галетой прямо под нос плоти. Вася сперва обнюхал руку, а потом, скосив глаз на сталкера, аккуратно взял галету с ладони. Честно говоря, в этот момент у Гвоздя все внутри обмерло, но когда Вася, довольно урча, захрумкал галетой, лицо его расплылось в улыбке и, засмеявшись, он в порыве чувств хлопнул того по спине.
-А ведь я всегда говорил, что вы соображаете!- радостно завопил Гвоздь,- Не зря у Болотного Доктора псина, как привязанная ходит. Порося ты моя недоделанная! А нет, прости, переделанная! Хочешь еще галетку? На!
Поддавшись радостному порыву, он и не заметил, как скормил почти весь паек плоти. Опомнившись, одну все-таки завернул сам.
Темноту человек и мутант встретили в обнимку. Вечер протекал в неторопливой беседе, да и куда было торопиться, приклеившись намертво к прохладной земле.
-Вот скажи  мне, почему здесь все не так? Почему я с тобой сижу тут и болтаю, а встреться мне человек, уже стрельбы было бы выше крыши? Не знаешь? Вот и я не знаю. Я там от войны убежал, думал здесь спокойно заживу, ан нет…Знаешь, что я тут подумал? Весь этот бардак здесь только потому, что каждый сюда тащит в душе свой кусочек своей войны. Поэтому-то нам от нее никуда не деться….Эх, Вася, Вася. Ты хоть меня там слушаешь? Нога затекла, блин, аж не могу. Ну да ладно, а хочешь я тебе спою? Слушай..
И Гвоздь стал напевать песню, которую услыхал недавно в Баре :
-Вот мы попали,
Они не боятся наших пуль.
Люди как люди,
А в голове такая…
И тут Гвоздь заметил, что его слушает не только Вася. Наверху кучи радиоактивного мусора стоял кто-то и его силуэт четко выделялся на фоне звездного неба.
-Вася, смотри, помощь пришла! Эй, мужик, сюда! Только не стреляй!
Плоть вдруг стала беспокойно ерзать, порываясь убежать, что ей, конечно, мало удавалось. Гвоздь от радости ничего этого не замечал, пока фигура на куче не развела руки в стороны и над Свалкой не пронесся утробный рык.
«Никогда не пой в Зоне!»,- вспомнилось сталкеру.
-А ведь Борода был прав,- запоздало понял Гвоздь, глядя на огромного кровососа.

                                           -7-
Здоровый, не менее двух с половиной метров роста монстр, конечно уступал легендарному Стронглаву, который по слухам обитал где-то в ангарах Агропрома, но был намного больше и матерее всех виденных Гвоздем до этого особей.
Вася, почуяв его, сперва попытался вырваться из цепких лап жадинки, но, когда это не удалось, дико и обреченно завизжал. Этот визг как-будто послужил сигналом для кровососа, который начал быстро спускаться к ним по склону ложбинки.
Гвоздь, не отрывая от него глаз, потянулся за «Сайгой» и одновременно за запасным магазином в разгрузке. Нащупав ремень ружья, он потянул его на себя, но напрасно. Верная, столько раз спасавшая ему жизнь «Сайга» намертво прилипла к аномалии.
«Помирать, так с музыкой»,- подумал Гвоздь и, ощерив в волчьем оскале зубы, вытащил нож.
Кто-то из завсегдатаев Бара рассказывал, что были умельцы, которые выходили один на один с кровососом, имея только нож, и побеждали. Теперь Гвоздю придется проверить правдивость их на собственной шкуре. Рассказчик утверждал, что какой-то наемник, то ли Старый, то ли Старик, убивал их, отсекая у них ротовые щупальца. Но для этого хорошо бы видеть своего врага, а кровосос уже вошел в режим «стелс» и, судя по хриплому дыханию, нарезал вокруг них круги. От Васи, который впал в натуральную истерику от ужаса, помощи было мало, но хотя бы прикрывал своей тушей спину.
Гвоздь пытался угадать, откуда мутант нанесет свой удар, а тот носился вокруг них кругами, сужая их и временами выходя из режима невидимости то здесь, то там. Псевдоплоть беспокойно вертелась, беспорядочно маша клешнями, пока кровосос выискивал слабое место в их обороне, чтобы нанести удар.
Сталкер прикрыл глаза, от которых в темноте было мало проку, и весь обратился в слух, пытаясь выцедить из окружающих звуков только один – дыхание невидимого убийцы.
Вот оно раздалось совсем рядом и Гвоздь на звук взмахнул оружием, но нож пронзил пустоту. Зато «Бац!» прилетела из темноты  такая мощная плюха в голову, что звезды вспыхнули перед глазами и загудело в ушах. Сталкер помотал головой, чтобы хоть как-то скоординироваться, но в этот момент у него перед лицом проявилась отвратительная морда с шевелящимися щупальцами вокруг рта и огромная лапа ударила его в левое плечо, когтями пропарывая его до мяса. Гвоздь завалился набок в полубессознательном состоянии, ожидая последнего удара, который прервет его существование.
И вдруг, в этот момент, Вася буквально встал на дыбы и ткнул своими передними лапами в воздух перед собой. Из пустоты брызнула кровь и, дико заревев, кровосос материализовался, повиснув на проткнувших его, острых как ножи, клешнях. Он начал беспорядочно махать своими лапами, полосуя плоти морду, но та резко потянула его вниз и на себя, пригвождая к земле.
Кровосос, пытаясь вырваться, стал нещадно колошматить по Васиной туше, стараясь распороть ему брюхо. Вася дико верещал, но не отпускал, хотя раны были настолько глубоки, что кое-где проглядывали ребра.
И в этот момент Гвоздь двумя точными ударами отсек ротовые щупальца. Брызнула черная густая кровь и кровосос, взревев, одним ударом огромной лапы отправил сталкера в нокдаун, а другим опрокинул плоть на спину, отчего та прилипла еще больше. Освободившись из капкана, тварь вскочила, выпрямившись во весь свой огромный рост, и, раскинув в стороны лапы заревела. Ужасный рык разнесся в воздухе, отражаясь от стен ложбинки.
«Вот теперь точно, конец»,- подумал Гвоздь, глядя на силуэт монстра на фоне багрового неба. Багрового?!!! И только сейчас он заметил, что вокруг практически светло как днем, счетчик Гейгера трещит, как заведенный, а КПК пищит, отмечая входящие сообщения, текст которых Гвоздь знал почти наизусть : «Всем! Всем! Всем! Приближается Выброс…»
Все это промелькнуло в забившемся в угол, в ожидании последнего удара, сознании сталкера за какие-то доли секунды. Но ему уже было все равно, он тупо ждал конца. И врут все о том, что в последние мгновения вся жизнь пролетает перед глазами. Ничего этого не было и в помине. Только гулкая, звенящая пустота.
Но тут рев кровососа перешел в хрип, глаза его потухли и он, всей своей огромной тушей рухнул на сталкера и плоть. Видимо его веса хватило, чтобы перегрузить жадинку, и Гвоздь с Васей разлетелись в разные стороны.
Гвоздя опять неплохо приложило об злосчатный рельс головой и он тупо лежал на земле, не в силах пошевелиться. Освобожденный   Вася радостно носился вокруг него кругами. Вот со стороны блокпоста Долга донеслись звуки сирены, оповещающие о начале Выброса. Вася остановился, возбужденно раздувая ноздри на уродливой морде и вдруг развернулся к Гвоздю, подбежал и, обнюхав, занес над ним клешню. У сталкера уже не было сил ни удивляться, ни, тем более сопротивляться. Он просто смотрел в багровеющее небо, в котором крутились разноцветные вихри аномальной активности, пока мощный удар, пробивающий  плечо, не погрузил его в темноту.

                                 
                         -8-

   В полумраке Бара "100 рентген", в клубах табачного дыма, возле высоких самодельных столов, стояли сталкеры и, выводя радиацию известным народным средством, вели разговоры на разные темы.
В углу стояли трое, среди которых выделялся своей специфической внешностью сержант Забубенко и пили горькую. Сержант, принявший на грудь уже вполне достаточно, продолжал, как заигранная пластинка, гнуть свою "антимутантскую пропаганду".
-Мутанты, мать их, это ж твари, которым не место в этом мире! Их надо уничтожать, везде где встретишь. Сколько нормальных мужиков загубили. Возьми того же Гвоздя, он же....
_А что тебе Гвоздь-то сделал?- раздался вдруг голос и в круг света, отбрасываемого полудохлой лампочкой, вступил сам вышеупомянутый Гвоздь.
....Пробуждение было страшным. Ужасно болела голова и проткнутое клешней плечо. Но, главное, если болело, то значит он жив! Открыв глаза и осмотревшись, Гвоздь понял, что он в схроне. Как он сюда попал оставалось загадкой, но поразмыслив, он понял, что спас его именно Вася. Спас как мог, по-мутантски, проткнув плечо и затащив в пещерку, где он смог пережить Выброс. Слезы благодарности покатились по его щекам. Слезы, которых он ни капельки не стеснялся.
Гвоздь попробовал подняться, но сил не хватило и он тяжело упал. Отлежавшись, он кое-как смог встать и пойти.
Как он добрел до долговского блокпоста, он уже не помнил....
Забубенко предпочел промолчать, так как по возвращении от Болотного Доктора, у которого лечился, Гвоздь имел большой спор с сержантом и победил в дискуссиях с разгромным счетом, после чего многие думали, что он уже не встанет. Но природа щедрой рукой видать наделила сержанта здоровьем и он поправился. Хотя уже никто и ничто не могло его переубедить, что Гвоздь просто двинулся крышей, на почве мутантов, ибо как еще объяснить тот факт, что, вроде бы нормальный сталкер, стал защищать мутантов.
А Гвоздь тем временем подошел к стойке.
-Как дела, сталкер?- задал дежурный вопрос Бармен,-Что нового?
-Да все как всегда, вот зашел в Бар, смотрю Плоть сидит. Пригляделся : свинья-свиньей!
Бармен заулыбался.
-За шутку - скидка! Что как всегда?
-Да, только сухпайка два давай.
Бармен удивленно приподнял брови, но ничего спрашивать не стал (захочет - сам расскажет ), а Гвоздь забрал патроны для "Сайги", бутылку с водой и ДВА пайка. На всякий случай. Для Васи.


Последний раз редактировалось: дядяВ (Пт Янв 15 2016, 19:09), всего редактировалось 1 раз(а)

_________________
Мы лежим под одною землею.
Опоздавшие к лету,
Не успевшие к свету пробиться.

Токогава Ори.
avatar
дядяВ
S.T.A.L.K.E.R.

Сообщения : 315
Дата регистрации : 2014-11-10
Возраст : 43
Откуда : Шахтинск, Казахстан

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Пт Янв 15 2016, 15:12

предистория:
Кому: доценту Егорову К.А.
От кого : проф. Сахаров Д.А.
Докладная записка.
Уважаемый Кирилл Альбертович, довожу до Вашего сведения, что изучение объекта ХN 234F (под кодовым названием «Мозг Черного Монаха») не может быть завершено, ввиду отсутствия необходимого оборудования. Поэтому мной было принято решение отправить объект XN 234F к Вам, в лабораторию Министерства Обороны. Все сопроводительные документы и результаты исследований, проведенных на месте, прилагаются. Необходимое сопровождение в лице доцента Иванковой Т.М. и отряда охраны, из числа военсталкеров, обеспечено.
С уважением : Сахаров  Д.А.

-1-
-Ястреб, Ястреб, я – Гвоздика! Попали в засаду! Вертушка сбита! Ведем бой с превосходящими силами противника! Предположительно группировкой «Наёмники»! Имеем двух трехсотых и одного двухсотого! Попробуем отступать по юго-восточному направлению в сторону Червона Дышла. Просим поддержку с воздуха! Наши координаты….Твою ж мать!!!
Шальная пуля ударила в корпус рации и чудо отечественной радиоэлектроники, которое работало даже в условиях аномальной активности Зоны, приказало долго жить.
Ботаник отбросил ненужные теперь наушники с микрофоном, поднял Грозу и, прицелившись, мазнул очередью по высунувшемуся из-за дерева найму.
-Теги, как обстановка?- крикнул он не оборачиваясь.
-Пытаются обойти, - меланхолично пожевывая травинку, ответил отрядный снайпер и добавил, переводя прицел с нелепо взмахнувшего руками и упавшего замертво наемника, : «Четвертый».
-Корсар, как там объект?  
-А что с ним будет, командир? Наша Танюшка его так к себе прижала, что только с руками отрывать! – фразы выходили немного рваными, так как Корсар поливал короткими очередями кусты, в которых проявилось какое-то уж слишком подозрительное шевеление.
-Головой отвечаешь! – Ботаник снял всё же того, кто прятался за деревом.
И тут над Рыжим Лесом раздалось :
-Военные сталкеры! Сопротивление бесполезно! Предлагаем вам сдаться! – усиленный мегафоном голос  заставил сорваться с деревьев нескольких ворон.- Нам нужен только ваш груз! В случае сдачи обещаю сохранить вам жизнь!
-Отсосешь – не подавишься? – крикнул в ответ Стилвинд. И ойкнув, получив крепкий подзатыльник от Корсара, повернулся назад и, приложив руку к груди, попросил :
-Танюш, извини, дорогая, я про тебя совсем забыл.
Но этого можно было и не делать, так как лаборантка, свернувшись в комочек и зажмурившись, лежала на дне овражка , поверху которого держали оборону военсталы и, прижав к себе стальной кейс, тихонько всхлипывала, ничего не видя и не слыша.
В это время, практически не прекращающийся, шквальный огонь немного затих. В рядах противника стало заметно какое-то шевеление.
-Сейчас перегруппируются и на приступ пойдут, - заметил Теги, снова прильнув к окуляру прицела своей СВДшки.
Но тут что-то изменилось. В мелодию боя вплелись новые звуки : какое-то рычание и визг. И, хотя стрельба заметно усилилась, пули в сторону овражка стали лететь заметно реже. Постепенно звуки стрельбы стали смещаться в сторону. Только сейчас Ботаник заметил, что его ПДА уже давненько вибрирует. Открыв входящие сообщения, он прочитал:
"Чем смогли - тем помогли. :) Пока они не очухались, надо делать ноги. Мы - за. А вы?"
Ботаник быстро набрал на экране : "Мы-то не против, но сперва бы поручкаться надо. Обзовись."
Ответ пришел почти сразу и, прочитав его, он с облегчением вздохнул. Хотя там было всего одно слово, но слово это было именем одного из немногих сталкеров, кому можно было доверять :"Патрон".



Последний раз редактировалось: Lotsman (Пн Фев 29 2016, 15:52), всего редактировалось 2 раз(а)

_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:11

Плёвое дело.:
-Сука, лучше пристрели,- прохрипел Гвоздь, сплевывая кровь через разбитые губы.
-Да на хрен надо,- захохотал Гриф,- сам сдохнешь.
Дернул же черт подписаться помочь Гитаристу! А ведь так все хорошо начиналось...
                                                                  *****
Сидя в Баре, Гвоздь допивал уже свои "сто пятьдесят за сбитый", когда к нему подсел Гоша по прозвищу Гитарист.
-Не возражаешь?- и поставил на стол поллитру "Казаков" и тарелку с дымящимися пельменями.
-Давай, я все равно уже сейчас спать пойду.
-Да нет, я в смысле присоединишься?- Гитарист пододвинул пузырь и тарелку на середину.
Гвоздь удивленно посмотрел на него, но отказываться не стал. Долговец Гитарист был неплохим парнем. С ним можно было посидеть, поболтать о том о сем, а когда он доставал свою пошарпаную гитару и начинал играть, то вокруг сразу собиралась толпа, чтобы послушать его песни. Песни он писал сам, естественно о Зоне. И пробирали они до самых почек, как тот самогон, который на складах гнал свободовец Иваныч, ингредиенты которого были его самым большим секретом, но штука получалась забористая.
После третьей рюмки и разговоров "ни о чем" Гитарист "дозрел".
-Слушай, Гвоздь, тут у меня такая трабла вылезла : я ПДА свой посеял на Дикой. А в нем, сам знаешь, все что сочинил забито. Будь другом, сходи. Я в долгу не останусь.
-Во первых, Гоша, правильно говорить не "в долгу", а "в Долге",- и оба засмеялись, довольные шуткой,- а во-вторых, ты хоть объясни где и как, а то я ж всю Дикую не собираюсь на пузе обползти.
-Да конечно-конечно,- зачастил Гитарист, - мы с квадом Дикую патрулировали и, видать, возле вагончика, где обычно привал делаем, я его и оставил. Я тебе даже метку могу на ПДА скинуть. Сам же понимаешь, там все что написал осталось, все наброски, все песни. А мне сейчас никак нельзя отлучаться. Через два часа выдвигаемся на Свалку в караул на блокпост, а это, сам знаешь, на двое суток. Уйдет же. Обидно. Ну так как?
-Ладно уж, схожу,- Гвоздь усмехнулся, - Маша-растеряша, посмотрю. С рассветом и выдвинусь.
                                                              ******
И вот теперь стоит Гвоздь на коленях со связанными сзади руками, обобранный до нитки, а над ним скалят зубы мародеры, чтоб их химероволки сгрызли. А ведь все жадность!
ПДА он нашел легко, тот лежал себе на том самом месте, про которое Гитарист рассказывал. Дело действительно было пустячным. Но тут в Гвозде проснулся Великий Хомяк. Вспомнил он, что в гаражных боксах частенько в смотровой яме аномалия "Холодец" рождала артефакт "Слюда". Стоил он недорого, но все же... Артефакт-то он достал, но на выходе повязали его тепленьким Гриф и Со. И вот теперь, забрав все более-менее ценное, собирались оставить его пустого и со связанными руками в Зоне. А это - смерть. И смерть, конкретно, лютая. Поэтому и просит он, как милости, чтоб его пристрелили. А эти ублюдки только стоят и хохочут.
- Да, Гриф, сразу видно, что ты птица большая. Да только не та, что летает, а та, что говно клюет!
Смех затих сразу же. Трое бандюков стояли и с испугом смотрели на побелевшего от ярости Грифа. Тот наклонился к лицу Гвоздя и, обдав того крепким духом перегара, прошипел:
-Хочешь меня вывести, чтобы я пристрелил тебя? Хрен тебе, понял? Теперь, сука, молись на доброго дядю Грифа, что он хоть ноги тебе связывать не стал.
И повернувшись и кинув своим "Пошли, нах" двинул прочь.
                                                                  ******

Оставшись один, Гвоздь крепко призадумался. И было отчего. Он один,  связанный, без оружия, до блокпоста Долга топать километра два, почитай через всю Дикую Территорию. До темна оставалось еще часа три с гаком. Сидеть и ждать охотников, которые частенько останавливались в этом закутке, образованным вогончиком возле тоннеля с жарками, тоже не вариант, так те могли явиться как в сегодня, так и через пару дней. Идти на Янтарь - самоубийство чистой воды. Не попадешь в аномалию, так за тоннелем пси-собака себе логово организовала. Уже сколько пытались эту тварь вычислить, но хитрая была, сука, не давалась. Да и через Янтарь до бункера ученых не факт, что дойдешь : либо зомбаки пристрелят, коих там немеряно, либо долговцы, что бункер охраняют, так как неписаное правило гласило, что во избежание недоразумений, при подходе к бункеру ПДА в режим передачи ставить, дабы определить "свой-чужой". Так что при всем богатстве выбора, путь был один : идти в Бар, там хоть между вагонами да ангарами можно было проскользнуть незамеченным.
Гвоздь тяжело поднялся и , покачиваясь побрел в сторону Бара.
Пока все шло нормально. Мимо базы наймов, которая располагалась на стройке удалось проскользнуть незамеченным, благо дело те хоть время от времени собак вокруг отстреливали. Путя тоже пересек без приключений, хотя и пришлось сорок минут пережидать между вагонами, ожидая пока  две псевдопсины разберуться с тушканами, которые высыпали из подземного перехода.Движение смог продолжить только когда псевдособаки, изрядно потрепанные, но не побежденные, двинули куда-то в сторону будки путевого обходчика.
Теперь оставалось пробежать мимо ангаров и злополучных боксов, а там и до блокпоста рукой подать. Но когда Гвоздь уже почти миновал ангары, то Зона, видать, решила, что хватит сталкеру давать форы и вывела на шахматную доску жизни новые фигуры.
Из ангара раздался глухой рык и Гвоздь замер на месте. Оглянувшись, он увидел, как из темноты, словно комодские драконы, выползали снорки. Один, два, три... Гвоздь потихоньку стал сдвигаться в сторону железной вышки, хотя со связанными руками наверх не залезешь, но хотя бы можно будет заныкаться в тени. Но снорки заметили движение и разом повернулись к застывшему от липкого страха Гвоздю. Победный рев раздался над Дикой и снорки рванули к добыче. Дико заорав, сталкер бросился наутек. Он понимал, что уйти ему навряд ли удасться, но инстинкт самосохранения гнал его вперед. Слыша сзади приближающееся хриплое дыхание, он петляя бросился к грузовому перрончику. Взлетев на него, что со связанными руками в обычной ситуации он навряд ли бы сделал, он повернул налево, к путям с "Электрами", думая что если повезет, то он сможет промчаться между ними, а снорки туда не сунутся. Ну или умрет, но по крайней мере быстро.
Но он не успел. Только он собрался спрыгивать с перрона, как сзади, по спине, ему был нанесен сокрушительный удар обеими ступнями. В обычной ситуации позвоночник и ребра были бы конкретно раздроблены, но поскольку он уже находился в прыжке, то этот удар просто придал ему дополнительное ускорение, отчего Гвоздь кубарем пролетел через кусты, нещадно раздирая себе лицо, врезался в стену и, даже не успев удивиться, начал куда-то проваливаться.Пролетев вниз пару метров, он упал на что-то мягкое, но, приложившись об бетонный пол головой, потерял сознание.
                                                            ********

Очнувшись, Гвоздь сперва не мог понять где он и как здесь очутился. Одно он мог сказать более-менее точно : болело все. Раскалывалась голова, пара ребер были конкретно сломаны ударом снорка, болели руки, которые уже затекли от связывавших их веревок.И самое главное : вонь. Непереносимый запах тухлятины. Когда он повернул голову, то оказалось, что то мягкое, на что он упал, было не чем иным, как полуразложившимся трупом. Гвоздь резко скатился с тела, встал на колени и тут его вырвало. Когда зрение хоть немного сфокусировалось, он огляделся и присвистнул :он сейчас был либо в каком-то бункере, либо в подземелье.
Тусклые лампы горели в пол-накала и кое-как освещали окружающее пространство. Гвоздь находился в каком-то коридоре, который тянулся в обе стороны. Что это был за коридор, куда и откуда он вел - неизвестно. А все потому, что все прекрасно знали : на территории Дикой никаких подземных комплексов и бункеров НЕТ! Подземные лаборатории все уже давно изучены, ещё со времен Стрелка и Дегтярева,подземелья Агропрома и , недавно найденные на Кордоне, тоже уже практически обжиты и даже можно достать карты знаменитых Пещер, хотя кто туда полезет в здравом уме...А вот на Дикой ни о чем подобном и слыхом не слыхивали. Так что Гвоздь может смело считаться первооткрывателем. Хотя...(он покосился на труп), уже нет. Увы и ах.
Кстати, вон у трупачка-то нашего и ножик хороший на поясе висит. А не время ли нам освободиться? Гвоздь подполз к телу и непослушными пальцами нащупал и вытащил нож.Поискав, нашел трещину между бетонных плит и с грехом пополам воткнул его туда и, нещадно изрезавшись, освободился от веревок. Потом ещё минут десять разминал затекшие руки, морщась от боли, возвращая пальцам чуствительность.
Теперь можно было и обдумать свое положение. Итак, что мы имеем?Первое : Гвоздь находился в каком-то подземелье, где могло быть что угодно и кто угодно. Второе : куда идти неясно абсолютно. Из плюсов только один нож, так как осмотр трупа не принес каких либо утешительных результатов: ПДА у бывшего владельца разрядилось,а  МР-5, валявшийся рядом, был в полной непригодности из-за ржавчины.
И самое главное : куда теперь идти? Наверх не вариант, так как Гвоздь не Супермен и летать не умеет. Итак, остается только два направления : направо и налево.
Немного подумав и философски решив "А какая на хрен разница", он пошел в левую сторону, следуя извечной народной мудрости, что "Каждый мужик имеет право налево".
                                                         ******

Пройдя метров пятьдесят, он увидел, что коридор поворачивает направо. Завернув за угол, он отпрянул назад и затаился. Впереди , метрах в десяти шли двое. Присев и осторожно выглянув, он огляделся. Двое впереди были наемниками.
Сталкиваться с ними никак не входило в планы Гвоздя, но и упускать их из виду было нельзя. Как ни крути, судя по их уверенному виду, они здесь, в отличии от него, чувствовали себя как дома. Так что если следовать за ними предельно аккуратно, можно выйти к выходу. Слава богу освещение было не ахти, и поэтому таиться особенно не приходилось.
Коридор шел без всяких ответвлений, но с поворотами. После второго наемники разделились : один пошел дальше, а второй остановился перед дверью в стене, постучал и, услышав резкое "Да", вошел.
"Ты смотри, все чудесатее и чудесатее", подумал Гвоздь и тенью метнулся под дверь, чтоб подслушать о чем там разговаривают. Но увидев, что на противоположной стене есть ещё два входа, он решил проверить сперва их. Первая комната была пустой, а вот во второй его ожидал неприятный сюрприз : видно здесь наемники решили устроить место для отдыха, где и отдыхал сейчас после трудов праведных один из них.
Ужом выскользнув обратно в коридор, Гвоздь замер под первой дверью и весь обратился в слух.
-...тоже. Поэтому мы пока не можем перекрыть северный проход, но техники мудрят с дверями. Обещают часа через два справиться.
-Что яйцеголовые?
-Работают.Говорят, работа уже в завершающей стадии. Все будет готово с минуты на минуту.
-Тогда технарей поторопи. Людей расставь так, чтобы в случае удачного завершения эксперимента, ни одна крыса не ушла.Они нам больше не будут нужны.
-Но Синдикат...
-Насрать на Синдикат!После удачи с Мостом, мы будем сами диктовать свою волю всему миру! Ты меня хорошо понял?
-Да, сэр!
-И ещё, чуть не забыл самое главное,- Гвоздь, уже начавший отходить от двери, замер на месте, - Стрельцова вали первым. у него ключ.Смотри, чтобы он с ним ничего не успел сделать, потому что без него...
Дальше Гвоздь дослушивать уже не стал, так это было уже чревато, а начал аккуратно отступать вглубь коридора. Отойдя шага на три, он развернулся и...ткнулся носом в грудь, вышедшего из "спальни" наемника. Пока тот спросонья таращил на него глаза, пытаясь собрать мысли в кучу, руки сработали на инстинктах и воткнули нож под подбородок.
Не став его выдергивать, чтобы крови было поменьше, он подхватил корчившееся в агонии тело и (тяжелый, зараза!)затащил его в комнату. Тихонько положил на пол и прикрыл дверь. Потом "включился" в темп, ибо действовать надо было быстро.
Через четыре минуты из комнаты уже выходил наемник. Правда форма висела на нем как на вешалке, ведь Гвоздь был на порядок худее, но, глядишь, в полутьме никто не обратит на это внимания. Теперь оставалось дело за малым : как можно скорее найти выход и унести отсюда ноги.
                                                                          *****

Гвоздь шел по коридору уже практически не таясь. Конечно весомую долю уверенности придавал пятьсот пятидесятый SIG на плече и пара Ф-1 в разгрузке, но человеческий фактор тоже играл свою роль. Как оказалось, здесь мало кто кого знал в лицо. Перед одним из ответвлений, он даже, услыхав : "Эй, хлопець, допоможи...", помог загрузить двум каким-то орлам катушку с кабелем на тележку. Но расслабляться, конечно же, не стоило. В любой момент он мог натолкнуться на командира и, поскольку он не знал знаков различия у наемников, попасть в конкретный просак.
Но вот коридор кончился и сталкер вышел в большой круглый зал, метров десяти в диаметре. По всему помещению стояли, попискивая, посвистывая и подмигивая разноцветными глазками, какие-то ящики и шкафы.На четырех столах напряженно гудели шесть компьютеров и ноутбук, по мониторам которых пробегали цифры и таблицы. И от всего этого шли кабеля к здоровенному аппарату непонятного назначения. Он представлял из себя огромную колбу метров четырех в высоту, опоясанной металлическими кольцами и увенчанной двухметровым шпилем. Внутри колбы пузырилась какая-то вязкая жидкость ядовито-зеленого цвета по которой, время от времени, пробегали всполохи электрических разрядов.
Но долго разглядывать все это великолепие ему не дали. Кто-то хлопнул его по плечу и сказал : "Lõpuks, kurat võtaks!". Гвоздь аж присел от неожиданности. Медленно повернувшись и внутренне готовый к чему угодно, он у видел здоровенного наемника, который стал ему выговаривать, растягивая гласные на прибалтийский манер:
-Ты где ходишь? Сколько можно ждать?
-Да я ...
-Заступай, давай.
И, развернувшись, ушел.
Гвоздь облегченно выдохнул и, приступив к несению караульно-постовой службы, начал более внимательно оглядывать зал, оценивая свои шансы умотать отсюда незамеченным. Оценка была неутешительной, так как отсюда вели три выхода, возле одного стоял он, а другие два тоже были под охраной,у которой конечно же сразу возникнут вопросы к самовольно покинувшему пост.Поэтому ничего не оставалось, как стоять ровно и разрабатывать варианты стратегии отхода.
А тем временем ещё два человека, которых он сперва и не заметил, переговариваясь между собой, колдовали с загадочными ящиками и компьютерами.
"Ба, да это же и есть те самые яйцеголовые, о которых говорил командир наймов!"- подумал Гвоздь и с интересом стал прислушиваться к их разговору, к тому же содержание его было довольно пикантным.
-Вот поэтому, коллега, так важен результат проекта "Мост". Вы даже не представляете, какие горизонты открываются перед нами! Мы же можем изучать аномальную активность в комфортных условиях, не выезжая в ЧЗО.
-Но это только в случае, если сигнал будет устойчивым, ведь малейшая ошибка в расчетах повлечет за собой разрушение в сигнальных связях на субатомном уровне.
-Милейший Александр Ааронович, все данные тысячу раз перепроверены и апробированы. К тому же базис был передан нам самим професором Кривошеиным, а его авторитет вы, я надеюсь, не будете оспаривать? 
-Ну-у, тут уж, Михаил Сергеевич, не поспоришь : сам создатель О-Сознания...
-Вот-вот...
-Но все же, Михаил Сергеевич, голубчик, просветите же меня. Ведь, как известно, ионный поток крайне нестабилен в физической среде вне аномального поля. Все попытки воссоздать местные условия вне периметра кончались довольно плачевно.
Первый ученый, который по видимому и был Стрельцовым, сокрушенно вздохнул и покачал головой :
-Александр Ааронович, Александр Ааронович, вы меня просто поражаете! Я же ведь уже сто раз объяснял! Ну хорошо, объясню и в сто первый. Понимаете ли вы, милейший, нам не надо создавать поле с аномальной активностью, чтобы стабилизировать поток. Поток сам является носителем аномальной активности и посему, дойдя до приемника, активизирует локальный выброс  и  мы получим  Чернобыльскую Зону Отчуждения в миниатюре. А мощность выброса и, следовательно, размеры получаемой площади поражения мы можем изменять, варьируя параметры частот.Я не зря потратил три года на эту разработку, поверьте мне. Но если бы не неоценимая помощь Павла Петровича, а особенно его программа-ключ,- Стрельцов похлопал себя по нагрудному карману, - то грош цена была бы всему этому. - он обвел рукой зал.
-Но как же этическая сторона вопроса? Ведь люди, попавшие под выброс, погибнут?
-Голубчик вы мой, о какой этической стороне вопроса может идти речь?- глаза Стрельцова горели фанатичным огнем, - Какие люди? Кучка отбросов общества, паразитирующих на теле Зоны? Не смешите меня! На кон поставлено будущее всего человечества! И если кто-там, - он ткнул пальцем вверх, - и погибнет, то...
Но договорить ему не дали. Надрывно завизжала сирена и из динамиков, установленных в зале, донеслось : "Внимание! На территории комплекса противник! Чужого уничтожить! Повторяю..."
                                                                           *******

"Блин, труп!"- запоздало вспомнил про убитого наемника Гвоздь. Но сокрушаться о сделанном было уже некогда. к тому же тело уже на автомате стало входить "в темп". Время вокруг как-будто замедлилось, а воздух загустел. Сталкер сорвал с плеча SIG, взвел его, вскинул к плечу и, прицелившись, двумя короткими очередями "снял" охранников, которые, подняв лица к репродукторам(как-будто так лучше слышно),слушали сообщение.
Затем он повернулся к ученым и , пока они открыв рот пытались хоть как-то переварить то, что только что произошло, без малейшего сожаления расстрелял обоих.
Обыскав Стрельцова и достав из его нагрудного кармана большую зеленую флешку и полоснув напоследок очередью по компьютерам и аппаратам,он  ходко двинулся к одному из выходов, понадеявшись на свое чутье и удачу.
Ему действительно повезло, так как метров через сто он влетел в другой зал. От первого он отличался тем, что в нем не было странной колбы, но зато был щедро заставлен ящиками, из-за чего немного напоминал склад. Выход был из него один, на противоположной стороне, зато, видимо, когда-то закрывался массивной опускающейся дверью, которая сейчас была открыта.
Прислушавшись, он услыхал позади себя громкие крики. Это могло означать только одно : наемники уже обнаружили погром и тела убитых и скоро будут здесь. Следовало поторопиться. Но, как говорится,"Поспешишь - людей насмешишь".
Гвоздь был уже на середине зала, когда из-за ящиков, которые стояли возле выхода, высунулся растрепанный типчик и, неумело держа в руке пистолет, начал палить в белый свет как в копеечку. Сталкер только успел рыбкой нырнуть за ближайший ящик, как шальная пуля отколола от него щепу.
"А вот и техник", - подумал Гвоздь, лежа за ящиком. От того, что тот был неумелым бойцом легче не становилось. Пуля, ведь, она, как известно, дура. Да и времени уже не оставалось, так как по стенкам коридора уже пробегали отсветы от фонарей преследователей.
Гвоздь вытащил из эфку, выдернул чеку и швырнул гранату в сторону стрелка.После чего упал обратно, открыв рот и зажав уши ладонями.
Шарахнуло знатно. В голове звенело даже несмотря на все принятые меры предосторожности. Но некогда было разлеживаться и распускать сопли : из-за поворота коридора уже осторожно выглядывал первый из преследователей.
Гвоздь рванул изо всех сил к спасительному выходу. К тому же его еще подгоняло увиденное спереди. В разобранной панели что-то трещало и искрило, исходя черным дымом, а массивная дверь медленно, но верно опускалась.
А сзади раздались первые выстрелы. Плечо Гвоздя обожгло и он, споткнувшись на ровном месте, кубарем влетел под дверь. Выхватив из разгрузки последнюю гранату, он швырнул ее в закрывающийся проем. Бабахнуло когда дверь, по которой вовсю, высекая искры, колотили пули, уже закрылась.
Гвоздь встал и, пошатываясь, с висящей плетью рукой, побрел вглубь. Вскоре он обнаружил лестницу, которая вела к закрытому винтом люку. Кое-как взобравшись по ней и, мыча от боли сквозь зубы, открутив винт, он откинул крышку и выбрался наружу, мгновенно ослепнув от яркого солнца. Но, не успев даже насладиться свободой,   получил мощный удар по голове. Внутри черепной коробки вспыхнули тысячи солнц, и Гвоздь  отключился.
                                                                       ******

Когда Гвоздь очнулся, то первой мыслью было :"Да что сегодня за день-то?". В голове как будто поселился маленький рудокоп, который сейчас пробивал себе дорогу наружу, в плечо какой-то садист воткнул раскаленный прут, а остальные части тела просто тупо и нудно ныли. Неподалеку звучали негромкие голоса. Гвоздь попробовал приоткрыть глаза. В шагах пяти от него горел костер, возле которого сидели два сталкера, ведя неторопливый разговор. Попытка привстать принесла с собой такую боль, что он застонал. Разговор сразу сошел на нет.
"О, очухался!"- громко возвестил один из сидевших, после чего встал и подошел к Гвоздю.
- Эк, брат, тебя угораздило, - сказал он присев возле на корточки, - Ты это, давай не двигайся. Чтоб подействовало надо минут сорок еще полежать. "Кровь камня" хоть и слабоват, но зато верняк полный. Ты полежи чутка, а потом полегчает.
Голос был до боли знаком и поэтому Гвоздь попытался сфокусировать на говорившем зрение.
-Патрон, - прошептал он пересохшими губами.
-Вот те на, узнал, чертяка!- Патрон повернулся к костру, - Старый, ты мне пиво должен, не стал он дураком!
-Это мы еще попозже проверим, когда он более-менее очухается.
Гвоздь закрыл глаза и улыбнулся.
Старый и Патрон. Патрон и Старый. Эти люди давно уже стали живыми легендами Зоны. Они никогда не расставались друг с другом и исходили всю Зону вдоль и поперек. Возле таких людей было спокойно и безопасно. Поэтому Гвоздь позволил себе спокойно отключиться.
                                                                        ******

Ближе к ночи, когда они втроем сидели у костра, поужинав и попивая обжигающий чай из аллюминевых кружек, Гвоздь получил неожиданный подарок.
- Ты это, прости, брат, что так сразу тебя по башке-то тюкнул не разобравшись, -сказал Патрон, - сам пойми, вылазит из люка наемник, весь в крови, хрен знает, может это зомбак какой. Вот так, чисто на инстинкте и сработал. Так что звиняй, но за мной должок.
-Да ладно, завязывай, - Гвоздю стало неловко, - это я перед вами в долгу. Вы ж меня не бросили, подлечили...
Так, стоп!- Патрон вытянул вперед ладонь, пресекая дальнейшие возражения, - Я сказал, что должок за мной, значит все. А поскольку я в должниках ходить ой как не люблю, то...
Он встал и отошел к дереву, возле которого были сложены вещи, взял что-то и вернулся к костру.
- Вот, получи и распишись, - и положил перед очумевшим Гвоздем его Сайгу и вещмешок.
У того от изумления в прямом смысле отпала челюсть.
-Ведь как это...Ведь я... Там же меня... А они...- только и смог выговорить он, переводя ошалевшие глаза с одного на другого.
Патрон явно наслаждался произведенным эффектом, а Старый тихонько посмеивался, дуя на горячий чай.
Гвоздь развязал вещмешок. Все было на месте : ПДА Гитариста, его, патроны, два сухпайка и даже злополучная "Слюда". Он просто не мог поверить своему счастью. Когда к нему вернулся дар речи он только и смог, что сказать :
-Но ведь Гриф...
-Нету больше Грифа, отлетался, - отрубил Старый,- мы его на входе в Лощину повстречали. Он попробовал грубить, ну мы ему интеллигентно так разъяснили, что такое хорошо, а что такое плохо. А Сайгу твою я еще по тому делу в Рыжем лесу помню, так что решил прихватить. И хватит тут расшаркиваться, давай чай пей, а то остынет.
Гвоздю было очень неловко и поэтому, чтобы хоть что-то сказать, спросил:
-А что нового в Зоне творится?
Патрон почесал в затылке :
-Да мы как-то не сильно-то и в курсе, хотя тут позавчера на Складах кипешь был. Мы со Старым чуть не уссались. Помнишь, Старый?
Старый захохотал.
-Да уж, такое забудешь!
-Вобщем так, появился на Складах один малец: удалой, но на всю голову отмороженный. Так вот, что он учудил: спер втихаря у Иваныча два ящика самогонки, а это, представь себе , был весь его запас и заныкал где-то. Два дня его вычисляли. Иваныч пообещал премию в два литра тому, кто святотатца ему выдаст и закрепил все это обещанием больше не гнать, пока воришку не найдут. Ну, люди-то у нас в предвкушении халявы быстро его вычислили и пред светлы очи Иваныча представили. Сперва пытались с ним по-хорошему, а тот ни в какую, твердит, что мол свободовцы сперли. Ну а народ у нас в отсутствие сэмыча, сам знаешь, крут, ну и взяли его в оборот. Чуть до рукоприкладства не дошло. Вобщем раскололся наш ухарь до самой жопы и сдал схрон. А поскольку такое дело безнаказанным оставлять нельзя, то решили его поучить уму-разуму. Нарвали крапивы, спустили портки и всыпали по первое число.
- Аномальной?! - ахнул Гвоздь.
- А то. Там на Складах её полно везде. Представляешь какие непередаваемые ощущения он получил?
- Ага, - добавил Старый, - там свободовцы чуть с вышек не попадали, кгда наблюдали как тот по всем складам, высунув язык, нарезает со спущенными штанами весь такой гламурно-красножопый. Всех кабанов возле минного поля разогнал и, по-моему, парочку кровососов в деревне насмерть затоптал. С тех пор его так изовут теперь: Соник. Ох, прилипнет кличка к пацану.
Гвоздь уже не сдерживаясь хохотал, охая от боли.
                                                                         *******

Генерал Воронин стоял возле окна, глядя как отрабатывают приемы рукопашного боя его бойцы.
-Так значит, говоришь, целая лаборатория там, так?
-Ага, - подтвердил Гвоздь.
-И что за ключ был у этих яйцеголовых ты так и не узнал?
-Ну так сами понимаете - когда?
-Ладно, -генерал отвернулся от окна и сел за стол, - можешь идти. За инфу спасибо. Так что сейчас подойдешь к каптернамусу, он тебе отсыплет патронов каких попросишь. Свободен.
Гвоздь развернулся и вышел.
Воронин повернулся к своему заместителю полковнику Петренко.
-Как думаешь, она у него?
-Сто за двести, - в отсутствии посторонних полковник мог себе позволить некоторые вольности в общении с генералом.- Будем брать?
Воронин задумался.
-Да нет, наверное. Сколько я про него слышал, то, думаю, он быстрее её выбросит или уничтожит, если уже не уничтожил. Да и резонанс среди "населения" пойдет. Пусть пока ходит.
- А с лабораторией что делать будем?
-Четыре квада и вычистить там все. Понятно? Выполняйте.
                                                                     ******

Когда Гвоздь уже собирался выходить со склада, получив свою награду, то нос к носу столкнулся с Забубенко. Тот по привычке хотел сперва наорать, но, увидев, что это Гвоздь, осекся, насупился и отошел в сторону. Но тот тоже остановился и спросил:
-Слушай, Петрович, дело есть.
-Какое еще дело? - недоверчиво зыркнул на него единственным глазом Плоть.
-Ты мне скажи, Гитарист где обретается?
-А тебе зачем?
-Надо, - отрезал Гвоздь.
Сержант тяжело вздохнул.
- Нет Гитариста. Погиб. На  Свалке. Кабан.
У Гвоздя как-будто что-то оборвалось внутри. Уже ничего не слыша, он вышел наружу и пошел в сторону Бара.
А Забубенко сзади все говорил и говорил:
-Гон у них там начался. Ну, наши и попали под раздачу. Шестеро полегло. Ну и Гитарист с ними. Э-эх, какие парни....
                                                         *******

Заходящее солнце окрасило все в багряные тона. Где-то далеко на Свалке лаяли собаки. Метрах в двухстах зорко бдили бойцы южного блокпоста.
Гвоздь сидел у костра забором  Бара и, попивая водку, листал ПДА Гитариста. Там были, в основном, стихи. Некоторые наивные, некоторые он знал наизусть, так как их, как песни, знало пол-Зоны, а в конце уже шли просто наброски кроме одного, которое Гвоздь перечитал несколько раз:

А до Выброса четверть часа,
До убежища сорок минут.
Посмотрю-ка я небу в глаза,
Там где всполохи танец начнут.

И нельзя оторвать глаза
От небес, что меняют цвет.
Защемила в душе тоска
От того, что спасения нет.

И хоть землю грызи и вой,
Хоть в комочек скрутись, скуля,
Всё равно сей неравный бой
Зона выиграет шутя.

Я к земле этой серой прильну,
Прошепчу, как молитву творя,
Повторяя уже как в бреду :
"Зона, Зона, помилуй меня..."

Гвоздь допил остатки водки и выкинул в сторону Свалки, где, как хотелось надеяться, все еще бегал Вася, пустую бутылку. Потом залез в карман, достал флешку Стрельцова и, разломав, выкинул в костер. Глядя на то, как она сгорает, он не отрываясь смотрел в огонь, повторяя раз за разом : "Зона, Зона, помилуй меня..."


Последний раз редактировалось: Lotsman (Пн Фев 29 2016, 16:02), всего редактировалось 2 раз(а)

_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:15

первая самостоятельная вылазка:

-2-

Вот и первая самостоятельная вылазка!
Проходив в "отмычках" уБороды почти три месяца, хотя после их похода в Припять он как-то незаметно переместился из ранга "отмычек" в "напарники", Гвоздь решил попытать удачу в одиночку.
Расставание с Бородой было тяжелым...
-Может подождешь немного, а? Я тут в Мертвый город собрался, ты бы мне там, ой, как пригодился.
Борода мялся, подыскивая слова, хотя  оба знали, что все уже давно решено и он просто пытался оттянуть момент прощания.
-Нет, Борода, и не уговаривай. Мы с тобой на эту тему сто раз уже говорили и все порешили. Идти тебе есть с кем. Молодежь нынче шустрая, вон, один Скиф чего стоит. Достойная мне смена пришла. Да и сам хочу по Зоне прошвырнуться, так скать проверить себя. Даст Бог  свидимся.
Борода, поняв, что спорить бесполезно, тяжело вздохнул.
-Ну, давай тогда. Если надумаешь меня найти, то, после города, я на Затон подамся. Кореш со Скадовска отписал, что там бандюки голову шибко сильно поднимать стали. Старшой их,Султан, все под себя подмять хочет. Так что подмочь надо вольным. Сам знаешь, в Зоне кроме друзей надеяться больше не на кого. Не СБУ же там порядок наведет,- и засмеялся, довольный шуткой, - Ну, пока. Легкой дороги, сталкер!
Они пожали друг другу руки и разошлись : один в обратно в Бар, готовить снаряжение, а второй в сторону Армейских складов. А куда дальше, то только Зона ведает. Потому как здесь ничего заранее предугадать было нельзя...
Пройдя Склады и переночевав в Заброшенной деревне, Гвоздь вошел под своды Рыжего леса. Хотя, не взирая на время года, в Зоне всегда стояла такая погода, как ранней осенью, здесь эта погодная аномалия ощущалась особенно остро : благодаря какому-то воздействию, вся листва и даже иголки, на растущих в изобилии, елках и соснах были ярко-красного цвета. Из-за чего Рыжий лес и был назван Рыжим.
Внимательно  поглядывая по сторонам и бросая время от времени в особо подозрительных местах болты, Гвоздь медленно продвигался в сторону Элеватора.
Мутанты сильно не доставали. Видать, из-за прошедшего позапрошлой ночью Выброса, у них опять был гон к Периметру. Поэтому, встретившуюся ему стаю собак, всего в четыре головы, Гвоздь играючи расстрелял из своего АК.
Зато на артефакты эта местность была богата. Он уже подобрал и сложил в контейнер два Выверта, четыре Крови камня и одну Медузу.
Наскоро перекусив, он потихоньку двинулся дальше. Уже на подходе к элеватору, ПДА предательски запищал, оповещая о нахождении рядом каких-то людей. Быстро достав его из чехла на разгрузке, Гвоздь, тихо матерясь и проклиная себя за глупость, выключил на нем звук. На экране светились две желтые точки. «Ну, не враги и уже хорошо», - подумал он, пряча ПДА обратно.
По-хорошему, следовало бы немного последить за ними, но, поразмыслив, Гвоздь все же решил, что выйти к ним сразу будет лучше, так как если бы его, следящего за ними обнаружили раньше времени, то никакого конструктивного диалога не могло получиться.
На всякий пожарный сняв автомат с предохранителя, он вышел из кустов и, уже собираясь открыть, протянул руку к калитке, которая была в заборе, опоясывавшем бывший парк, как внезапно в затылок ему ткнулось дуло и проникновенный голос произнес : «Не торопись, сынку.»


-3-


«Блин, вот дурак! Так глупо попасть! Так мне, дураку и надо!», - все эти мысли вихрем пролетели в его голове, пока он медленно разводил руки в стороны.
-Так, молодец, - тем временем продолжал сзади невидимый пленитель, - А теперь автоматик-то аккуратненько на землю положи.- и добавил, - да смотри, не части.
Понимая, что от этого зависит его жизнь, Гвоздь медленно снял автомат, демонстративно отстегнул рожок и медленно положил все на землю.
-Так, а теперь сделай-ка, мил человек, пару шагов вперед, -скомандовал голос.
Гвоздь послушно шагнул, почти упершись носом в чугунную литую калитку.
После того, как незнакомец подобрал его автомат, он скомандовал :
-Ну и чего стоим столбом? Открывай калитку и вперед, шагом арш!
И Гвоздь послушно поплелся к элеватору.
У входа горел небольшой костерок, возле которого сидели и смотрели настороженно двое : крепкий мужик в комбезе наемника и второй, лет пятидесяти, в бесформенном плаще из-под которого, однако выглядывало военное обмундирование.Подойдя к костру, Гвоздь остановился.
-Садись, - приказал тот, что был сзади. Гвоздь послушно сел. Из-за спины вышел третий и, все еще держа его на прицеле своего «Вала», тоже подсел к костру.
Так они и сидели, друг против друга, пока крепыш в мерковском комбинезоне не спросил:
-Ну и что это мы тут вынюхиваем, молодой человек?
-Да вот, я к элеватору шел и...Я не вынюхиваю, честно...Просто когда ПДА запищал я растерялся и .... вот....
-Растеря-а-лся он, - протянул третий, в глазах которого, несмотря на поджатые сурово губы и нахмуренные брови, проскальзывали веселые искорки.- Ну давай тогда знакомиться будем. Мы например....
-Патрон, погоди! - перебил его крепыш, - пусть он сперва обзовется, а там посмотрим, вообще стоит ли его отпускать.
-Правильно, Лешенька, пусть перво-наперво он про себя расскажет,- добавил тот, который в плаще,- чай не мы к нему на стаканчик заглянули, а он к нам. Да и порядок должно блюсти.
Интересный это был тип. Хотя и накинут был сверху плащ, в котором обычно бандюки щеголяют, но военная форма под ним сидела как влитая и было видно, что носить её он умеет и привык, как ко второй коже.
-А ведь и прав ты, Иваныч,- сказал тот, кого назвали Патроном,- чего-то раслабился я. - И уже строже,- Так я повторяю свой вопрос. Кто ты и чего здесь вынюхивал?
-Да ничего я не вынюхивал...-начал оправдываться Гвоздь,- Гвоздем меня кличут. Одиночка я. А сюда шел...
И тут на него накатила такая волна обиды на происходящее, что он набычился и сказал:
-Да пошли вы... Хотите, стреляйте. Нехрен мне с вами расшаркиваться. Ничего больше не скажу.-и добавил,- Шакалы.
Те трое, опешив, переглянулись и... начали хохотать.
Гвоздь опешил.
-Да чего ржете-то?
-Нет, Старый,- укатываясь от смеха, сказал Патрон,- наш человек.
-Ага,-подтвердил крепыш,- прям Мальчиш-Кибальчиш!
Шутка вызвала новый взрыв хохота. Гвоздь от обиды, понимая что здесь творится что-то не совсем ему понятное, просто не находил слов.
-Да, ладно, не дуйся,- Патрон вытер выступившие от смеха слезы,- скучно нам. Вот и решили немного поразвлечься, а заодно немного на вшивость тебя пощупать.Молодец, марку держишь! А о тебе мне ещё вчера, дружок мой давний, Борода отписал. Мол, типа, если встретим, чтоб помогли, чем смогли.
Гвоздь прямо-таки задохнулся от возмущения.
-Да вы...Да вас...Да чтоб вы знали...Придурки!!!
От сказанного у них прям форменная истерика случилась. Патрон уткнулся лицом в колени и спина его мелко вздрагивала. Запрокинув голову, смеялся Иваныч, а Старый, тот вообще катался по земле.
Гвоздь вскочил.
-Да пошли вы,-и, подняв с земли свой вещмешок и АК, развернувшись, направился к, белеющему в наступающих сумерках, забору.
-Погоди,-догнавший его Патрон, все ещё всхлипывая от смеха, схватил его за рукав. Но Гвоздь, освободившись резким движением, шел дальше.
-Да погоди, тебе говорят, - уже вполне серьезно продолжил тот, развернув его к себе,-Прости, брат. Может неудачно пошутили, а ты сразу обиженку включаешь. Пошли посидим, мировую выпьем. Вот тебе моя рука и, ещё раз, прости.
Гвоздь посмотрел на протянутую руку, на Патрона, которы уже не смеялся, хотя в глазах ещё плясали чертики, и, поняв, что действительно дуться глупо, улыбнулся и, скрепив все это рукопожатием, сказал:
-Ладно уж, хрен с вами....Шутники, мля.


-4-


Ночь, как это обычно здесь бывает, опустилась незаметно и быстро. Короткие сумерки перетекли в почти непроглядную тьму. Тонкий серп луны, вместе со звездами проглядывающий иногда сквозь тучи, света практически не давал, а только равнодушно взирал сверху на эту многострадальную землю. И если днем ещё можно было разглядеть какие-то следы присутствия человека, то сейчас, ночью, остро ощущалось чувство оторванности от всех проявлений цивилизации.
Зона жила ночью по своим законам. Человек, даже при всех своих достижениях технического прогресса, был слаб и ничтожен перед ней, как неандерталец на заре эволюции. Ты можешь увешаться оружием по самое не хочу, повесить на пояс самый крутой детектор аномалий, но ты был и останешься лишь жертвой, которую легко можно выковырять из твоей бронированной скорлупы.
И те немногие, которые ходили в Зону ночью, были либо безумцами, которых она оберегала до поры до времени, оправдывая поговорку, что дуракам и пьяницам везет, либо теми, кто сросся с ней настолько, что стал частью её, чувствовал её каждой клеткой своего тела.
Зона постоянно требовала, чтобы к ней относились с уважением, а тех, кто считал себя венцом творения и царем природы жестоко наказывала. Об их участи пачками сыпались сообщения в сталкерскую сеть и красноречиво стояли кресты, с надетыми на них противогазами. А сколько из этих крестов были просто кенотафами, поскольку подчас от тех, кого разорвали мутанты или аномалии, и хоронить-то было нечего. А некоторых и посмертного покоя лишила она, и бродят они по Зоне, попавшие под пси-воздействие или атаку контроллера, живыми трупами с выжженными мозгами и остатками рефлексов.
Ночь – время Зоны. Потому и стараются все держаться вместе, возле костров или в обжитых строениях, вздрагивая каждый раз, когда слышится в темноте победный рев зверя или предсмертный вопль того неудачника, который не успел добраться до укрывища.
И слабый огонек костра, который горел сейчас у элеватора в Рыжем лесу, был единственным островком света среди моря темноты. Старый с Патроном чутко спали, а Иваныч с Гвоздем, периодически отхлебывая из фляжки, вели неторопливую беседу.
-Вот ты, Лексей, спрашиваешь, как я в Зону попал?- отсветы костра падали на его лицо причудливым узором ,- А все ведь до банального просто. Служил я писарем при штабе округа. Да-да, не смотри на меня так удивленно. В жизни всяко бывает. Местечко теплое было конечно, но…Как говорится, бес меня попутал. Нет-нет, не проворовался я, хотя возможности были, тут хуже. Был у нас в штабе генерал. Старый уже, ему бы пердуну старому на пенсии сидеть да внуков нянчить, а он все орла из себя изображал и по частям ездил с проверками, разносы устраивал. Так вот, жена у него была молодая, но краси-и-вая, - Иваныч закатил глаза. Вот и стакнулись мы с ней. Да так, что…ух! Пока её старпёр в командировках, воля-вольная. А что, она – баба в самом соку, да и я ещё не старый. Жена-то уже лет пять как ушла от меня тогда. Но всему приходит конец. Пришёл и нашему роману. Вернулся однажды её ненаглядный раньше срока, зашёл к себе в кабинет, а я там с его женой на его столе, вобщем понимаешь. И отправили меня  с первой разнарядкой на Периметр, в охранение. И всё бы ничего, но командиром там был брат двоюродный нашего рогоносца. Вот и стал я постоянно на зачистки попадать, пока не попал…
Вобщем послали нас выбить мародеров с одного хутора на Болотах. Прибыли мы туда, а там засада, да такая, что полегли все, кроме меня. Меня взрывом контузило, да осколком по черепу шандарахнуло так, что приняли меня бандюки за мертвого и выкинули вместе с остальными в овражек, мутантам на съедение. На моё счастье, рядом Лесник проходил, он-то меня вытащил и выходил. Прожил я у него почти полгода. Всё учил он меня по Зоне ходить, да повадкам мутантов. Да так хорошо выучил, что я уже в самостоятельные ходки вылазить начал. Ну не сидеть же мне у него на шее нахлебником. Где хабарцем разживусь, где артефакт какой надыбаю, всё прибыток. А вот вернулся надысь, а нету его. Записку оставил, что, мол, в Забытый лес подался. Прождал я три дня, и решил ему навстречу выдвигаться. Болеет старик часто, за лекарством-то я ему ходил, да и в этот раз с Янтаря как раз и нёс. А тут, как раз Старый с Патроном подошли и ты, вот, подтянулся. Что, пойдёшь с нами? Ты не держи обиду, что ребятки над тобой пошутили, они парни дельные, не чета многим. Ну так как?
Гвоздь, в голове которого уже давно шумело от выпитого самогона, что Иваныч гнал по одному ему знаемому рецепту, уже был готов не только идти хоть на край света с такими замечательными парнями, но и побрататься с любым встреченным мутантом. Поэтому он пьяно улыбнулся, сказал «Ну конечно» и отключился.
Иваныч посмотрел на него, покачал головой (эх, не умеет нынче пить молодежь…) и заботливо укрыл его своим плащом. Потом опять подсел к костру и, периодически отхлебывая из фляги, стал наблюдать за пляшущими языками огня, задумчиво улыбаясь своим, одному ему лишь известным, мыслям. 
Главы 5,6,7,8:
 

-5-


Утро выдалось пасмурным. Во всех смыслах. Хотя, после выпитого вчера, голова, на удивление, не болела, но общее состояние Гвоздя было такое, что лучше и не говорить. Одним словом «перепил». Хмурое небо Зоны и накрапывающий дождик настроения, естественно, тоже не прибавляли. А тут ещё Патрон со Старым не уставали подкалывать. В общем, не задалось утро.
Патрон, укладывавший снарягу, вдруг тихо сказал :
-К нам гости.
-Знаю. Четверо. С севера, - ответил Старый.
Гвоздь, который ничего не заметил, тут же схватил автомат на изготовку, но оказалось, что магазин, отцепленный вчера, он так и не пристегнул. Покраснев как рак, он наклонился над рюкзаком и начал в нем рыться, под укоризненным взглядом Старого.
Тут раздался голос :
-Эй, братки, не пустите к костерку?
Гвоздь, судорожно пристёгивая магазин, развернулся. Их было четверо. Впереди стоял рослый мужик, как любил говаривать Борода, «с лицом наемного убийцы», а сзади была разношерстная компания, в числе трёх человек, но, как ни странно, все безоружные.
-А каким вас, мил люди, ветром-то к нам занесло?- поинтересовался Патрон, не снимая их с прицела своего «Винтореза».
-Эй-эй-эй,- лидер пришедших, показывая миролюбивые намерения, развел руки в стороны,- мы сюда не бодаться пришли, а о помощи просить.
Немного подумав, Патрон опустил ствол и сказал коротко : «Рассказывай».
Рассказ, пришедших с Фанатиком(так звали рослого), оказался коротким, но насыщенным.
Шли они со Свалки в Тёмную долину. Так как, по их словам, надоело гопничать, обирая наваристых сталкеров, что шли через их территорию на Кордон к Сидоровичу. Поэтому, разругавшись в пух и прах с Грифом(это был их главарь, бывший наемник), пошли они на поиски лучшей доли в Темную, где обитал Лёха Борман, бандит, конечно, но не беспредельщик. Но вот неувязка вышла. Когда шли через Рыжий лес, остановились на ночлег в заброшенном туннеле, что возле моста на Лиманск. Расслабились немного и проснулись на рассвете под прицелами бойцов Грифа, которые шли за ними, ожидая случая, чтоб отомстить. И вот, разоруженные они пришли к Элеватору, увидели наших друзей и решили попросить о помощи.
-Ну как?- спросил Патрон, оглядывая свою команду,- Поможем бандюкам пришлым или ну его нах?
Старый, закидывая на плечо рюкзак, проворчал :
-А ты, типа ещё не решил. Пойдём, конечно, разомнемся чутка.
Иваныч тоже согласно закивал головой.
-Конечно, ты прав, Лешенька, помочь надо людям. Не по-людски это, так, безоружными, их оставлять.
Патрон повернулся к Гвоздю.
-А ты как? С нами?
Гвоздь молча закинул рюкзак и кивнул.
Патрон одобрительно хмыкнул и продолжил, обращаясь к Фанатику:
- Вообщем так, гости дорогие, из оружия получите только три пистолета и обрез. Больше нет, не обессудьте. По окончании попрошу вернуть. И без фокусов мне.- Тот согласно закивал.- Значитца, на всё про всё у нас сорок пять минут. Где-то через час, будет Выброс. Нас со Старым слушаться беспрекословно. Выдвигаемся.  


-6-


Минут через пятнадцать они подошли к мосту. Остановившись возле будки и отправив на разведку Старого, стали совещаться вполголоса.
- Значит, сколько их, ты говоришь?
-Десять.
-Это уже лучше.
-Чем лучше?- удивленно спросил Фанатик.
-А тем, -ответил Патрон,- что не одиннадцать.
Сдерживая смех, бывшие гопники зафыркали.
В это время вернулся Старый и коротко доложил :
-Двое на входе, остальные внутри. Действовать надо осторожно : там у входа бочки с бензином, если что, рванут так, что хрен потушишь. Хотя, если бы было время, этот вариант был бы самым оптимальным. Но нам там ещё самим схорониться надо.
-Понятно, - кивнул Патрон, - вобщем задача ясна : снимаем часовых, и валим втихаря остальных. Погнали, черти!
Подобравшись поближе ко входу в тоннель, Патрон дал знак группе остановиться. Затем повернулся к Иванычу и показал два пальца. Тот согласно кивнул и пополз вперед. Молниеносного движения рук Гвоздь даже не заметил. Две смертельных молнии, казалось, сорвались с ладоней и нашли свою цель : оба бандита беззвучно осели, один с ножом в сердце, а другой в глазнице.
Одобрительно цокнув и, показав Иванычу большой палец, Патрон махну рукой к туннелю: «Вперед». Группа вошла в него но, вместо того чтобы оценить положение, бойцы Фанатика открыли огонь, паля в белый свет, как в копеечку.
-Сука,- прокомментировал все это Старый, а Фанатик согласно добавил : Долбоебы.
Но делать было нечего, оставалось работать по ситуации. Гвоздь, поймав в прицел цель, выбил одного, а за ним ещё двух. Остальные сработали так же эффективно и, не продлясь и двух минут, бой закончился. Пока Патрон со Старым деловито обшаривали убитых, Фанатик подошел к своим уже двум бойцам(третий, получив пулю в самом начале боя, лежал в стороне) и двинул каждому в ухо так, что те рухнули на землю, повторя ещё раз «Долбоебы»
Старый подмигнул Гвоздю, кивнув на них:
-Однако ж смотри, дисциплинка-то на уровне,-тихо сказал он,- никто даже не пикнул.
Гвоздь согласно кивнул. Ему было сейчас не до этого. Его мутило все сильнее и сильнее, пока, согнувшись пополам не вырвало. Иваныч, посмотрев на него, потом наружу вдруг закричал :
-Все вглубь, быстро! Сейчас начнется!
Все побросав все и подхватив Гвоздя под мышки, бросились вглубь тоннеля к завалу, который наглухо перекрывал выход из него.
И тут грянуло. Мир перед глазами стал выплясывать, выделывая замысловатые кренделя. В голове зашумело. О том, что творилось сейчас снаружи, было даже страшно подумать. Зона, как губкой жир с грязной посуды, снимала вчерашний день, чтобы из-под него проглянул новый, очищенный. Где-то, обезумев, мчались мутанты, не разбирая дорог и попадая в гибнущие аномалии, которые умирая успевали захватить и смять или разорвать свою жертву. Где-то гибли люди, те, которые не успели добежать до убежища. Где-то открывались новые проходы, а старые закрывались. Вобщем, все смешалось в кучу, чтобы потом Зона, как ребенок, собирающий паззлы, расставила все по-новому .
Длилась вся эта вакханалия природы минут пятнадцать. Хотя, по внутренним ощущениям Гвоздя, прошло не меньше пары часов. Когда все унялось и лишь далекие раскаты, как недовольное рычание огромного зверя, затихая напоминали о прошедшем Выбросе, вид у группы был не ахти.
Трое, включая Гвоздя, валялись в отключке, а остальные, держась за головы, лежали постанывая.
-Ни хрена себе, денек начался,- прохрипел первым очухавшийся Иваныч, - а ведь только, братцы, половина одиннадцатого.
-Да уж,- ошалело потряхивая головой, согласился Патрон, - но чует моя жопа, что это ещё только начало.


-7-


Поделив по возможности поровну добытое добро, стали прощаться. Фанатик, отозвав в сторону Гвоздя, протянул ему свою «Сайгу».
-Вот, возьми на память.
-Зачем? Не надо,- попытался воспротивиться тот.
-Бери, бери, не отказывайся, - посоветовал, появившийся вдруг рядом Патрон,- подарок знатный. С коллиматорным прицелом и переделанная под десять патронов? Царский подарок!
Фанатик, сунув в руки обалдевшему Гвоздю ружье , повернулся к Патрону и, протянув руку, сказал :
-Спасибо, брат. Если бы не вы… Будете …
-У нас на Колыме…Уж лучше вы к нам,- не дав тому закончить, засмеялся Патрон и добавил,- Не за что. Зона даст, сочтемся. А ты, браток, давай, Бормана-то держись. Он парень хороший, не то что Гриф. И ещё, увидишь Грека, привет от нас со Старым передавай. Ну, будем прощаться.
Вернувшись к Элеватору, решили часок передохнуть с перекусом. Гвоздь, которому не давала покоя одна мысль, подсел к Иванычу и спросил:
-Слушай, а кто такие эти наши Патрон со Старым? Всех знают, все видели. Они случаем…-он замялся, пытаясь подобрать слово.
Иваныч усмехнулся.
-Ты хочешь спросить, не Легенды-ли они Зоны? Не знаю, братка, не знаю… Патрон, он вишь, за братом сюда пришел. Тот решил по-быстрому бабок в Зоне срубить. Ну и подрядился с одним хабар из Зоны вынести. А Юсуп этот, напарник его, один за Периметр вышел. Сказал, что пропал без вести незнамо где братишка патроновский. Вот и пошел он в Зону на поиски. Нашел то место, откуда они должны были хабар забрать, да заодно и брата своего. Вернее то, что от него осталось. И отверстие от пули в черепе увидал. И понял, что Юсупу тот как отмычка был нужен, а когда надобность в нем отпала, то чтобы не делиться, пристрелил его. Один лишь раз с тех пор вышел Патрон за Периметр, но Юсупа, к тому времени уже маститого барыги, потом так и не нашли. Вот и ходит теперь по Зоне, правды ищет, а где не находит, то сам её добивается. И Старый под стать ему. Он ведь раньше в Синдикате состоял, да не на последнем счету. Потом что-то они не поделили и объявили за ним охоту. Многих он тогда наймов положил, но достали-таки они его. И уже конец бы ему пришел, если бы не Патрон. Помог отбиться, потом раненого выходил и ещё переговоры с Синдикатом устроил. Что он им отвалил, то неведомо, но охота с тех пор закрыта. Так и стали они вдвоем по Зоне колесить. Лишь один раз разругались они, аж до драки дошло. Это когда Старый спросил, сколько он Патрону должен за развод с Синдикатом. Подрались они тогда знатно. Пол Бара разнесли. Если бы не личное вмешательство Петренко, с которым они в хороших отношениях, так бы и были они там персонами нон-грата. Но набив друг другу морды подуспокоились, помирились, повинились и с тех пор не разлей вода. Вот, братка, как-то так.
Гвоздь хотел задать ещё вопрос, но вдруг Старый насторожился, прислушался к чему-то и сказал :
-Прячемся, военные.
Вдали раздавалось далекое стрекотание вертолетных винтов. Связываться с военными никто не хотел, поэтому, наскоро потушив костер, отошли к элеватору.
Скоро шум усилился и над ними промчался сам вертолет. Но, когда он уже был вдалеке, из лесу вырвалось что-то и, оставляя дымный след, понеслось к нему. Тот пытался увернуться, но безуспешно. И вскоре, нещадно коптя и крутясь, завалился в лес, ломая верхушки деревьев.
-Никак из РПГшки долбанули,- прокомментировал Иваныч.
-Ага,- подтвердил Старый и добавил,- взрыва не было.
Гвоздю стало ужас как любопытно.
-Что, пойдем глянем?
Все посмотрели на Патрона. Тот вздохнул и притворно проворчал:
-Ох, неугомонные. Ну пойдем, глянем. Лишь бы нас там никто не глянул.


-8-


Пока ходко, но осторожно шли под багровой сенью Рыжего леса, со стороны упавшего вертолета стали раздаваться выстрелы. Не сговариваясь перешли на трусцу.
Уже подбегая к месту падения, Старый вдруг остановился и поднял руку, к чему-то прислушиваясь. Все встали, как вкопанные, пытаясь уловить в звуках уже близкого боя, что его так насторожило. Простояв около минуты, тот подал знак отходить. Гвоздь удивился, но ослушаться не посмел, уповая на его опытность. Встав за деревьями, все затаились. Вскоре показалась причина их непредвиденной задержки. Старый молча показал рукой направление и, напрягая глаза, Гвоздь увидел, как три кровососа, в режиме «стелс», привлеченные звуками боя, бежали к месту падения вертолета.
Выждав ещё немного, Старый, так-же молча, подал знак к началу движения. Рядом с Гвоздем бежал Патрон, который, не сбивая дыхания, на коротких вдохах сказал :
- Пусть бегут себе «сосычи». Там, на месте уже разберемся, валить их или помогать им.
Гвоздь, чтобы не сбиться с темпа, просто коротко кивнул, хотя и не совсем понимал, что к чему.
Звуки выстрелов стали доноситься всё реже, видно бой перешел в пассивную стадию, а вскоре затихли совсем. Потом раздалось неразборчивое бубнение, усиленного мегафоном голоса, и вот перед нашими героями открылась картина боя во всей своей красе.
Уткнувшись носом в землю дымил, догорая вертолет. Перед небольшим овражком, защищенным с одной стороны полем аномалий, перебегая от дерева к дереву, укрывались наемники, а чуть поодаль, не выдавая своего присутствия и не выходя из невидимости, чего-то выжидали три кровососа, смутными размазанными тенями скользя среди кустов.
-Военсталы попали, - прокомментировал всё это Патрон, - ну, что ж, повезло им, что я наймов не люблю больше. – и добавил, - Учись, студент, пока я жив.
Подняв свой «Винторез» и недолго прицелившись, он выпустил бесшумную очередь в ближайшего к наемникам кровососа. Пуля, которая легко пробивает кевларовые пластины бронежилета, казалось не причинила тому никакого вреда. Но взвившись на месте и взревев от боли, тот бросился на ближайшего, видимого ему врага. Остальные, как по команде, кинулись вслед. В рядах наемников возникло замешательство. Пока они разобрались что к чему, двое, с перебитыми когтями глотками, валялись на земле. Оставшиеся, сбившись в кучу и беспорядочно отстреливаясь, начали потихоньку отступать под защиту деревьев.
Когда последний из них скрылся в кустах, Патрон быстро что-то отстучал на своем ПДА. Получив ответ, он хмыкнул, дернув головой, и коротко ответил. Через несколько секунд от овражка послышалось :
-Не стреляйте, мы выходим.


Последний раз редактировалось: Lotsman (Пн Фев 29 2016, 16:00), всего редактировалось 1 раз(а)

_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:16

9:

-9-

После марш-броска до Элеватора, остановились на отдых.
Патрон с ходу решил взять быка за рога и расставить все точки над «i».
-Ну что, мил люди, пора бы вам представиться, кто вы такие и, самое главное, что –короткий кивок в сторону сбитого вертолета, - тем парням в серой форме от вас нужно.
Ботаник начал по-одному представлять членов своей команды :
-Теги, Корсар, Караван, Чужой, Конвоир, Афиноген, Мишель, Амонич, Стилвинд, Дрон- каждый из названных коротко кивал, только Стилвинд отвесил шутовской поклон. - Ну, меня ты знаешь...
-Ещё б не знать, - перебил его Патрон,- я ведь ползоны излазил, все тебя разыскать пытаясь. Ты должок-то отдавать думаешь или как?
Ботаник покраснел как рак и начал запинаясь оправдываться :
-Патрон, ну ты же понимаешь.... Служба...Я же не прятался, просто нас тогда вызвали срочно... Я ж, ты знаешь...
-Ничего не знаю и знать не хочу.- отрезал Патрон. - Если ты мужик и штаны не просто так носишь, то будь ласков запомни, что карточный долг - долг чести. Так что прошу расплатиться.
Ботаник покраснел ещё больше, оглянулся на своих людей, но те глядели на него с непониманием. Потом перевел взгляд на Патрона и попытался ещё раз:
-Слушай, давай не сейчас…
Но тот был непреклонен.
-Именно сейчас.
Ботаник ещё раз оглянулся на свою команду, которая чувствуя всё возрастающее напряжение, уже потянулась к автоматам, вздохнул и…
-Кукареку, кукареку, кукареку,- разнеслось над лесом.
Все с недоумением глядели на этого здорового, увешанного оружием по самое не хочу, мужика, который был готов, казалось, под землю провалиться.Один Патрон расхохотался и, протянув к нему руки для объятий, объявил:
-Вот теперь тебя хвалю я! А то не успел к стойке за пивом отойти, а уже ищи-свищи его по всей Зоне.
Напряжение заметно спало. Иваныч, посмеиваясь про себя, с укором сказал:
-Что ж ты, Ботаник, нас даме-то не представишь? Неприлично как-то получается.
-Да, кстати,- тот обернулся, отобнимавшись с Патроном, и, театрально выставив руку, представил,- Это – наша Танюша! Прошу любить и жаловать. Лаборант у профессора Сахарова и, где-то даже, кандидат каких-то там наук. Патрон, тебя, как старого кобеля, предупреждаю сразу : яйца отстрелю, если что.
"Старый кобель" сразу, конечно же, деланно возмутился и сделал вид, что он просто проходящий мимо инок, в ските обретающийся.
Таня, посреди всеобщего к ней внимания, стояла красная как рак, с грязными разводами от слез на щеках, всё также прижимая к себе кейс.
-Ну так что, рассказывай, - Патрон продолжил распрос,- чем это вы наймам не приглянулись? Чай не забавы ради они стали "вертушки" сбивать?
Все сразу посерьезнели. Ботаник почесал затылок :
-Знаешь, не пойму никак. Вроде бы никаких рамсов с мерками не было, а тут такое…Сдается мне, что вся эта байда из-за чемоданчика нашего. Видать нужен он все-таки кому-то очень сильно.
Патрон взглянул на него и спросил
-Как я понимаю, что там ты мне не скажешь?- Ботаник вздохнул обреченно и кивнул,- Ладно, понятно всё : служба. Ну да ладно, и из не таких передряг вылазили. Вот, сейчас, немного отдохнем…
И вдруг с озадаченным лицом полез в карман, достал вибрирующее ПДА, прочитал пришедшее сообщение и, обведя всех взглядом, спросил :
-А нет ли среди вас, соколики мои, спеца по электронным замкам?  
10:

-10-

-Вот,- Фанатик показал на сейф,- нашли. Видать от кого-то остался, а бандюки(при этих словах Патрон хмыкнул) пытались открыть, но орешек не по зубам оказался : покоцать покоцали, да ни хрена не получилось. Взрывать, видимо, побоялись, хрен его знает, что там, а электронный замок у них, как и у нас, тямы не хватило взломать. Вот тебе и маякнули.
-Ну и хорошо сделали,- Патрон внимательно осмотрел небольшой сейф, который нашли бывшие мародеры,- Ботаник, кто у тебя там?
-Гусар.
Из рядов военсталов вышел один и, достав откуда-то из кармана и нацепив на нос очки, стал обследовать сейф вместе с Патроном, бормоча себе под нос:
-Так-так-так, посмотрим, что тут у нас? "Эльсейф"? Ага-ага, значица замочек у нас "Сигнатурка". Интересненько со сканером или нет...
Потом вернулся к своему рюкзаку, который сбросил на входе и, покопавшись в нем, вытащил какие-то приборы непонятного назначения и начал колдовать над замком.
Все затаили дыхание. Наконец, минут через десять, раздался щелчок и дверца немного отошла.
Гусар встал, снял и убрал очки и отошел в сторону.
-Вроде все,- коротко доложил он Ботанику.
Тот коротко кивнул и, вместе с Патроном, они склонились над сейфом, изучая его содержимое.
Гвоздь, вытягивая шею, тщетно пытался рассмотреть, что там, но две широких спины закрывали весь обзор. Наконец они выпрямились, держа в руках какие-то документы.
- Фанатик,- сказал Патрон,- там деньги – возьми себе на бедность. Только с орлами своими подели поровну. А за документы, отдельное спасибо. – он покачал головой,- Интересная, блин, каша, смотрю заваривается.
Вдруг Гусар, который все это время стоял у выхода , надев наушники и крутя верньеры на на небольшой рации непонятной конструкции, позвал Ботаника :
-Командир, послушай, что поймал.
Ботаник подошел к нему, взял наушники и стал слушать. Потом вернул их Гусару и сказал, обращаясь ко всем присутствующим :
-Господа, пренеприятнейшее известие : у нас скоро будут гости!
Старый встрепенулся :
-Откуда инфа?
-Вот это чудо конструкторской мысли нашего товарища поймало вражескую волну. И там на чистом русском языке несколько раз было объявлено, что всем собраться на пеленг, а тем кто не успевает, точка сбора «Схрон». Жопой чую, что это прямо здесь и есть.
-Сколько времени?
-Я думаю у нас в запасе что-то около получаса.

*****

Наемники решили разделиться на две группы по четыре человека, чтобы блокировать все подходы к тоннелю. Когда они встретились, командир первой показал знаками, что все чисто. Второй подтвердил. Вернувшиеся разведчики доложили, что тоннель занят противником, который выставил посты. Обсудив подробности операции, решили идти на штурм.
Снайпера из винтовок, оборудованных приборами бесшумной стрельбы, в просторечии «глушаками», тихо «сняли» троих дозорных, сидевших в укрытии. Выждав ещё немного и, увидев, что противник не предпринимает никаких действий, двинули к «Схрону».
На подходах слаженно кинули несколько гранат в чрево тоннеля и пошли в атаку, стреляя внутрь короткими очередями.
Но вдруг что-то нарушилось в, казалось бы, слаженном механизме штурма. Со стороны это выглядело как будто бойцы у входа спотыкались о невидимую проволоку и падали.
Теги, сидевший в засаде, выцелил уже третьего, когда наемники опомнились и открыли ответный огонь, пытаясь найти хоть какое укрытие. И тогда со всех сторон дружно ударили бойцы Фанатика и Ботаника.
Некоторые наймы пытались спрятаться в тоннеле, но там их ждали заботливо расставленные  Стилвиндом растяжки. Раздался оглушительный взрыв и покромсанные тела выкинуло наружу. Скоро с оставшимися было покончено.
Выйдя из укрытий и оценив обстановку, приняли решение выдвигаться к Элеватору, так как скоро могли подтянуться остальные, а там легче держать оборону в случае чего.
Порешив на этом, двинули потихоньку, сняв предварительно с наскоро сделанных чучел «дозорных» камуфляж и бандитские плащи.


11:

-11-


Расставив посты, перекусив и уложив ошалевшую от событий этого сумасшедшего дня Таню с её неразлучным чемоданом, собрались на совещание в здании Элеватора, которое Патрон не замедлил обозвать  «советом в Филях». Вступительное слово взял Ботаник.
-Ну что, друзья, подведем итоги. Что мы имеем на данный момент? На нас открыта охота...
-Ну, скажем, не на нас, а на вас,- вставил Патрон.
Ботаник зыркнул на него, но ничего не сказал.
-Выбираться нам надо к точке за Червоным Дышлом,- продолжил он, но Патрон опять его перебил.
-Скажем так, не нам, а вам.
Ботаник не выдержал :
-А вы что, думаете отсидеться?- взорвался он,- Не получится, брат.
Патрон деланно удивился.
-Эт ещё почему? Охота идет за вами или, если быть точным, как я понял, за вашим грузом. Так что нам помешает просто взять и уйти?
Гвоздь сидел и ошарашенно наблюдал за всем этим. Частью мозга он понимал, что Патрон ведет какую-то свою игру, но чтобы вот так, запросто предать своих недавних братьев по оружию?
Ботаник тоже, казалось, ошалел от такого поворота. На скулах у него заходили желваки, лицо пошло красными пятнами и он процедил сквозь зубы:
-Не думал я, что ты сукой окажешься.
-А ты меня, родной, не сучи и желваками на меня не играй, не испугаешь. Давай уже быть честными друг с другом до конца. За ту инфу, что мы нарыли, головы не сносить всем нам. Поэтому я хочу знать, за что я своей жопой в угли сажусь. Мы можем, конечно, помочь вам с переходом в Червоно Дышло, но и недомолвок между нами никаких быть не должно. Вместе, так вместе до конца, но сперва я хотел бы знать, что же вы такое с собой везете, что весь Синдикат, если я не ошибаюсь, на уши поставили?
-Вот оно что… - Ботаник сразу сник,- Понимаешь, брат, тут такое дело, что я…
-Мозги.- раздалось из угла. Все сразу повернулись на голос и увидели выходящую из темноты Таню, все так же прижимающую к груди кейс.- Мы везем мозги.
Бледная, растрепанная, с размазанными по щекам потеками грязи от слез, она все равно показалась Гвоздю каким-то ангелом во плоти. Казалось, что от неё исходит неземной свет. Она вышла к огню, присела и решительно раскрыла кейс, предъявив всем его содержимое.
-Это мощнейший артефакт, под названием «Мозги Черного Монаха». Его принес один сталкер, который раскрыл тайну этого чудовища и, дойдя до Саркофага, убил его, взяв его мозг по просьбе Сахарова.
Патрон присвистнул.
-Ну я, конечно, слыхал легенды о Черном Монахе, но считал их просто сталкерскими байками.
-Он существовал на самом деле,- ответила Таня,- вот прямое доказательство. При изучении его было выявлено, что помещенное в особую среду и под воздействием особого типа волн, они способны выделять мощнейшее пси-излучение, меняющее как суть, так и физическую оболочку человека. Один из лаборантов погиб, а один из охранников лаборатории сошел с ума, попав под него. Поэтому было принято решение отправить его на Большую землю, за Периметр.
Сказать, что все были поражены, это значит ничего не сказать.
Первым опомнился Старый.
-Да вы знаете, барышня, какую бомбу вы сейчас держите в руках? Да попади они не в те руки, знаете что может произойти?
Таня кивнула головой и, как-то по-детски, всхлипнула.
-Яйцеголовые, вашу мать!- только и смог добавить бывший найм и сплюнул.
Все зачарованно глядели на содержимое кейса. Казалось, что какое-то недоброе свечение исходит изнутри. Гвоздю даже послышалось, что где-то далеко, на грани восприятия, раздался злобный издевательский смех.      
-Полюбовались, касатики, и хватит,- Иваныч, который был сейчас не бледнее Тани, решительно закрыл крышку.
Гвоздю сразу полегчало и, как он заметил, не одному ему, хотя ощущение чего-то недоброго, что притаилось в сгустившейся тьме, осталось.
Патрон устало провел по лицу ладонью и задал вопрос, который, кажется, в этот момент заботил всех:
-И что нам с этим теперь делать?

*****
Бандит по кличке Ёжик, лежал в контейнере из-под мусора возле Элеватора и дрожал от страха и от обиды.
Он единственный, кто остался в живых, после бойни в тоннеле и то, благодаря тому, что закрысил пару банок отобранной у людей Фанатика тушенки и слопав от жадности обе маялся поносом в кустах, когда пришли эти крутованы и перебили всю их команду. От страха он долго боялся высунуться, а потом, решившись, двинул со всех ног к Элеватору, где передохнув и увидев возвращающихся хозяев, не придумал ничего лучшего, чем спрятаться в мусоре.
Вот и лежал он там и жалел себя, горемыку. Ведь что он в жизни видел? Да ничего хорошего. Служил на Периметре, где над ним постоянно глумились старослужащие. Не выдержав издевательств, сбежал в Зону, где и примкнул к банде Грифа. Но и там никаким авторитетом не пользовался, а только заслужил за солдатскую стрижку обидную кличку Ёжик и был простой шестеркой. Теперь же надо было как-то отсюда выбираться.
Дождавшись темноты, решил, что пора. Вылез из контейнера и бочком-бочком двинулся к выходу. Но вдруг открылись двери и на порог кто-то вышел.

*****
Иваныч вышел наружу, неся в руках кружку с горячим кофе, который он собирался выпить  на свежем воздухе. Вдохнув одуряющий аромат свежесваренного кофе, он посмотрел на небо и улыбнулся.
Звезды были так близко, что, казалось, только стоит протянуть руку и можно их потрогать. В такие моменты хочется залечь где-нибудь в копне сена и просто любоваться этой неземной красотой.
Звук взводимых курков вырвал его из мечтательного состояния. Опустив взгляд, он увидел перед собой какого-то незнакомого парня. Не надо было быть психологом, чтобы понять, что перед ним сейчас уже не человек, а загнанная в угол и насмерть перепуганная крыса, которая в любой момент может вцепиться тебе в горло. Не переставая улыбаться, он посмотрел Ёжику в глаза и осознал, что тот сейчас выстрелить и любые попытки разговоров только ускорят этот процесс. Единственно верным в данной ситуации было бы не двигаться, но инстинкты были сильнее и рука его дернулась к поясу с ножами,  хотя краешком сознания он и понимал, что не успевает никак...
Раздался такой оглушительный в ночной тишине выстрел и помятая алюминевая кружка Иваныча покатилась по земле. И эта серая сухая земля стала жадно впитывать пролитый кофе, который смешивался с кровью.


_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:22

12:

-12-

Таня, посмотрев на себя в зеркало, ужаснулась. И в таком виде она бегала целый день?! Волосы растрепаны, лицо лицом назвать сложно. Скорее физиономией какого-нибудь гурона, вышедшего на тропу войны. Потихоньку, мышкой проскользнула к выходу и направилась к бочке с водой, что стояла сбоку Элеватора.
Умывшись и более-менее приведя себя в порядок, сразу почувствовала себя лучше. Казалось бы, много ли для счастья надо? Просто навести какое-то подобие марафета и все. Погода была хорошая и она решила немного посидеть под этим глубоким-глубоким небом, с которого на нее смотрели мириады звезд, подмигивая, как хорошей знакомой. Теплый ветерок слегка ерошил волосы, как-будто Зона, словно ласковая мать, гладила ее, успокаивая, по голове.
Она сидела и размышляла. А подумать было над чем. Что ждало ее впереди? Все та же работа лаборанта, далее защита докторской и жизнь пойдет по накатанной дороге. Глядишь и Витька созреет чтобы сделать предложение. Но…Один вопрос не давал ей покоя :«А зачем?» Зачем ей все это? Видеть как родной когда-то человек с каждым днем отдаляется все дальше и дальше, предпочитая ей общество друзей, телевизора или стакана. Дети, которые с каждым годом будут становиться все дальше и дальше, пока не уйдут совсем. Работа, где тобой будет командовать полное ничтожество, считающее себя выше других лишь из-за того, что у него есть «мохнатая лапа» в министерстве или богатенький папик. В свете всего этого, жизнь в Зоне казалась проще, так как здесь, в основном, приходилось надеяться только на себя самого. Единственное, но очень существенное отличие от гражданской жизни, было одно : выжить. Но при должной сноровке, это не представлялось невозможным. Все эти мысли вертелись в голове, словно рой светлячков, и настроения не прибавляли.
Вздохнув, Таня побрела ко входу. Но тут ее ждала неожиданность.
На пороге стоял Иваныч, держа в руках кружку с кофе. А в шагах трех от него, держа его на мушке своего обреза, стоял какой-то незнакомый сталкер, одетый «а-ля гопник 90-х». По всему было видно, что он на полном взводе и нервы его натянуты, словно струна. Малейшее неправильное действие и он выстрелит. Иваныч, судя по всему тоже понимал это. Вдруг он посмотрел на небо, улыбнулся каким-то своим, только ему ведомым мыслям и рука его потянулась к поясу с метательными ножами. Татьяна с ужасом осознавала, что сейчас произойдет непоправимое. То, что уже не исправить никогда. Она хотела закричать, но крик застрял где-то в связках. И тут раздался выстрел.

*****
Гвоздь полулежал на матрасе, изучая документы, которые удалось выпросить у Патрона. Тот, вначале, не хотел ему их давать, но прижатый к стенке железным аргументом, что они теперь в одной лодке и он тоже хотел бы знать, за что рискует своей жизнью, махнул рукой и, со словами «Не говори потом, что я тебя не отговаривал», сдался.
Внимательно прочитав все, Гвоздь серьезно задумался. А задуматься было над чем. Если верить всему тому, что написано в изъятых бумагах, то довольно-таки пикантная картина вырисовывалась.
Оказывается, эксперименты с ноосферой в Зоне продолжались до сих пор. Главную роль во всем этом играло небезызвестное «О-Сознание», которое, если верить всем разрозненным слухам, и было повинно во втором Взрыве и возникновении Зоны.
Черновую работу должны были делать какие-то ученые со стороны, А защиту им обеспечивал Синдикат. Но, судя по всему, у того были иные планы, насчет того, кто будет играть первую скрипку и он вел свою игру.
Все это наводило на невеселые мысли. Теперь за ними начнется самая настоящая охота. Ведь ни тем ни другим было не с руки, если кто-то проникнет в их планы.
Чувствуя, что от всех этих размышлений, у него начала болеть голова и появилось зверское желание напиться, Гвоздь отложил документы в сторону и постарался уснуть. Как вдруг с улицы донесся выстрел.
Вскочив на ноги, он, мимо мгновенно проснувшихся, но ещё ничего не понимающих Патрона, Ботаника и Старого, рванул к выходу.
На улице было темно и, когда глаза немного пообвыкли к полумраку, рассеянному тусклым светом звезд, он увидел около порога труп, с растекающейся из-под головы лужицей крови.
Неподалеку слышалось приглушенное всхлипывание. Когда, держа на взводе «Сайгу», он прошел туда, то его глазам предстала плачущая навзрыд Таня, которая держала в руках дымящийся «Кольт», и успокаивающий её Иваныч. Он гладил её по голове, приговаривая :
-Тихо-тихо, все нормально. Все живы-здоровы. Ты просто умничка. Молодца. Как ты его. Всё-всё-всё… Успокойся, моя хорошая. Всё будет хорошо. Тяжело кого-то первый раз…Но ничего-ничего. Сейчас немного поплачем, упокоимся, cлёзки вытрем и пойдем кофею пить.
Таня ничего не отвечая, только сильнее прижималась к нему, как дети, испугавшись чего-то, прижимаются к отцу, а Иваныч гладил её по спине, пытаясь успокоить и из глаз его тоже катились слезы.

13:

-13-
-Это что же такое?- распекал своих бойцов Ботаник,- Вы, уроды, мать вашу! Куда смотрели? Это что ж, любой гнус мимо вас проползти сможет, а вы и не почешетесь! Сгною, сука! До конца срока службы гальюны драить будете!
-Серега, не горячись,- вступился за провинившихся Патрон,- по-моему этот молодец здесь прятался.
Ботаник аж взвился.
- Тем более. Они ж должны были проверить периметр, а эти ур-роды тупо встали на постах и в ус не дуют. И вообще, хватить за них заступаться. Иди свои дела решай, а со своими людьми я сам разберусь.
Вот так буднично началось утро. Таня уже совсем успокоилась после ночного инцидента, Иваныч, накатив своего «раскардраша» для успокоения нервов, пребывал в самом благостном расположении духа и только бойцы Ботаника получали «люлей» по полной программе.
Чуть позже собрались на совещание.
-Суки,- прокомментировал ситуацию Ботаник, садясь к огню.
-Ты бы, Сереженька, попридержал язык-то,- вставил Иваныч,- чай не в части у себя. Тут, как-никак, женщины присутствуют.
-Извиняюсь,- поправился тот и продолжил,- Так что делать-то будем?
Патрон задумался на секунду и выдал:
-Честно говоря, не знаю, брат. Обложили нас, чувствую, со всех сторон. Так что прорываться не вариант. Положим если не всех, то половину точно.
-И что делать?
Вопрос повис в воздухе.
Тут, смущаясь, решил вставить свои пять копеек Гвоздь.
-Мы тут когда последний раз были, то Борода про какой-то лаз на Радар рассказывал. Если связаться…
Патрон вскочил с места, в восторге поцеловал Гвоздя в лоб и закричал:
-Вот за что я вас вольных сталкерюг люблю, так за то, что везде свой нос сунете и тайные тропки вызнаете! Набирай Бороду, давай! Да поторопись, а то времени у нас, братка, кот наплакал.
-Вот,- сказал Гвоздь, после переписки с Бородой, протягивая КПК, - примерные координаты перехода.
-Дай,- все жадно впились в прибор и начали изучать, выведенную на экран информацию, комментируя,- Здесь не пойдем….Вот тут можно обойти лежку химер…Главное на контрика не нарваться, а то придет всем зверь писец…Если только так…А может через балку рванем, сосычи, вроде как, ушли?
Порешав, поспорив и разработав примерный план действий, стали готовиться к выходу.
Иваныч, долго перебирая своё добро, наконец на что-то решился, схватил какую-то сумку и направился к Тане.Та сидела над кейсом и задумчиво смотрела куда-то поверх.
-Вот, дочка, возьми тут…-Иваныч явно смущался, не зная как себя вести,- Вобщем, бронник тут…Ты это, одень, не дай Бог что…А так хоть…Вобщем, бери.
Таня сперва ошарашено посмотрела на него, а потом, вдруг заплакав, кинулась ему на шею. Тот, не понимая в чем дело, пытался успокоить её, гладя по спине и приговаривая:
-Ты это…Собирайся давай. И бронник не забудь одеть, а то вдруг там эти опять. И не плачь, не плачь. Не надо плакать. Зона, она слабых не любит. Ты слёзы-то вытри и в руки себя возьми. Поплачем потом, когда всё закончится.
 Таня заплакала уже в голос, жалуясь:
-Да какой там закончится…Иваныч, милый, это ж все из-за кейса этого долбанного. Сколько народу полегло, а сколько ещё поляжет. Забери его у меня, да брось в аномалию какую-нибудь, а то я с ума совсем сойду. Давит он на меня постоянно. Не могу я больше.
-Ты это, соберись давай. А кейсик твой я, наверное, приберу, чтоб тебе полегчало. Сам понесу, Сэмиус, блин. Вот, заулыбалась. Молодца, давай умойся и вперед с песнями.
Поглядев вслед повеселевшей Тане, Иваныч вздохнул и поднял кейс. Подойдя к Патрону, спросил:
-Сереженька, так что с этой байдой делать-то будем? Жопой чую, нельзя нам его с собой таскать, дурная вещь это. А оставлять тоже не вариант: найдет кто-нибудь и кирдыкнется наша привычная жизнь напрочь. Что порешаем?
Патрон задумчиво потер подбородок, на котором уже темнела суточная щетина, и сказал :
-Честно, Иваныч, не знаю. По мне, так выбросил его бы в «Ведьмин студень» и забыл, но…Слишком многое на нем завязано и слишком уж большие маховики в действие пришли, чтоб вот так, с разгону…Тут, братка, подумать да повременить надобно.
Иваныч вздохнул, тяжело и понимающе, и пошел к своим вещам, где стал аккуратно упаковывать кейс в рюкзак.
Через полчаса вышли. Путь до «лаза», который оказался в тоннеле, ведущем в котловину, и был практически незаметен для глаз (Слышь, Старый, а ведь мы с тобой мимо сколько раз ходили и не подозревали даже. Вот Борода дает!) прошел без особых приключений, если не считать заблудшего кровососа, которого «приняли» в шесть стволов, так что он был и не в счет.
Откидав доски и прочий строительный мусор, стали по одному протискиваться в узкий проем из которого тянуло сыростью и затхлым воздухом, как вдруг раздались выстрелы и вокруг, противно жужжа, засвистели пули.
-Не останавливаться!- заорал Старый, открыв стрельбу в сторону выхода,- Все в лаз, быстро! Я их задержу!
-Старый, уверен?- крикнул Патрон, задержавшись на секунду.
-Пошел на хрен, брат! Поучи бабушку борщ варить! В лаз, я сказал!
И вот все уже внутри. Двоих послали пройти немного вперед, разведать путь, а остальные стояли, прислушиваясь к звукам боя, долетавших до них снаружи. Наконец, когда Патрон, не выдержав, сказал: «Всем вперед, мы догоним» и двинул в сторону лаза, раздался взрыв гранаты, наглухо запечатавший вход. Вниз посыпалась земля и мусор, быстро заполняя тоннель.
Патрон кинулся на нее, рыча как раненый зверь, пытаясь раскидать завал голыми руками и крича: «Лёха! Лёха!». Ботаник с Иванычем попытались оттащить его, так как вся кровля могла рухнуть в любой момент, но тот откидывал их как слепых кутят, порываясь спасти друга.
Наконец все затихло. Все с ужасом смотрели на кучу земли, отрезавшую от них их товарища, который до последнего прикрывал им спину. Таня опустившись на корточки тихо плакала, а Патрон, поняв всю тщетность своих усилий, выдохнувшись, сел на землю и, обхватив голову руками, стал раскачиваться из стороны в сторону тихонько постанывая.


14:

-14-

Вдруг куча, на которой он сидел, зашевелилась и раздался приглушенный голос:
-Сука, слезь…
Патрон замер на амплитуде раскачивания, не веря своим ушам.
-Ч-чиво?- поперхнувшись, как-то пискляво спросил он.
-Я говорю, сука, слезь с меня и так дышать нечем.
Патрон подскочил, как ужаленный, и начал с удвоенными усилиями раскапывать землю, на которой сидел. Скоро показался комбинезон наемника и вот уже сам Старый, пытаясь отдышаться и мотая головой от легкой контузии, оказался в объятиях своего друга, что, не скрывая слез радости, пытался довершить то, что не удалось завалу, то есть придушить его в порыве чувств, приговаривая:
-Ещё раз ты, @#&^@, будешь, на @*^, геройствовать, я тебя, @!%&^*&, своими руками…
Старый вяло отбивался, отходя от шока, потом, не выдержав, оттолкнул Патрона и попросил:
-Уймите же наконец этого озабоченного. Иваныч, у тебя там во фляжке еще чегой-нибудь осталось? А то башка счас лопнет.
-Конечно, Лешенька, конечно,- Иваныч, трясущимися от волнения руками, пытался отстегнуть флягу от пояса. Наконец ему это удалось и он протянул её Старому. Тот отхлебнул дОбро и, возвращая, сказал, улыбнувшись: «Как любил говаривать товарищ Щорс: «Живы будем- не помрем!»
Отдышавшись, он рассказал, как, когда все уже были в безопасности, оставил две гранаты на входе, нырнул «рыбкой» в лаз, но взрыв настиг его где-то на полпути и чуть не прикончил, завалив землей. Оглушенный, он сперва не мог понять что с ним, а потом почувствовал, что на нем кто-то сидит, «ну, а дальше вы уже в курсе».
Вернувшиеся разведчики доложили, что впереди чисто и, немного перекусив и отдохнув, двинули  дальше.
Тоннель был явно рукотворного происхождения. Бетонная заливка и канавка для отвода сточных вод прямо указывали на это. Продвигались осторожно, так как тут и там постоянно попадались космы свисающих «Ржавых волос», которые могли неслабо обжечь при касании.
Гвоздь шел в авангарде вместе с Теги, внимательно смотря под ноги и по сторонам, как вдруг тот тихо сказал:
-Слушай, мне вот все покоя мысль не дает, а как они нас нашли, наемники-то? Ладно с вертолетом все понятно, там только зомбаки не знали, куда, когда и с чем мы летим, а тут-то, насчет перехода, инфа была внутренняя, значит крыса кто-то…
Но закончить фразу ему не дал обломок кирпича, прилетевший из темноты прямо в лоб. Сбитая каска покатилась по полу и Теги сел, оглушенный, ошарашено глядя по сторонам. Гвоздь, сообразив что к чему, пригнувшись, подхватил его под мышки и потащил назад, крича : «Отходим! Бюреры!»

                                       ******

Темноту прорезали трассы пуль. В глубине тоннеля раздался рев, достойный льва, и бойцы были атакованы кучей обломков, поднятых и запущенных телекинетической силой бюреров.
-Гранаты не применять!- заорал Ботаник, понимая, что любая пущенная в сторону бюреров граната может вернуться к атакующим.
Но тут Иваныч, о чем-то переговорив с Корсаром, кинулся вперед, перекатом, успев крикнуть: «Прикрывай, братва!»
Корсар бросился следом. А дальше началась самба. Смертельный танец со смертью. Они оба кружились, уворачиваясь от летящих со всех сторон обломков, а бюреры, числом пять, отвлекаясь на шквальный огонь со стороны сталкеров, уже не могли владеть ситуацией, поскольку разбрасывали свои силы на два фронта. Чем не замедлили воспользоваться Иваныч с Корсаром, которые как гарпии, с одними только ножами, начали сеять смерть и хаос в рядах противника.
Это был ТАНЕЦ. Настоящий танец, с большой буквы. Только танцорам в случае ошибки грозила смерть, вместо летящих помидоров и яиц, а вместо криков «Бис!» - жизнь. Ловко уворачиваясь от летящих со всех сторон снарядов они сеяли смерть в рядах врага. Сталкеры как могли поддерживали их огнем, не взирая на пытавшиеся вырваться из их рук автоматы, пока один из бюреров не вырвал кусок арматуры из потолка и все не заволокло пылью.
-Прекратить огонь!- закричали в один голос Ботаник с Патроном, боясь зацепить своих. Все замерли, вслушиваясь в звуки боя, что шел впереди и, кусая губы от бессилия чем-то помочь, ждали когда пыль рассеется.
Но вот все затихло. Гвоздь бросился вперед, с ножом наперевес, зная, что от огнестрельного оружия в близком бою с бюрерами мало толку, заметив краем глаза, что так же поступили и остальные. Тут, из клубов пыли, навстречу им, пошатываясь вышел Иваныч, не выпуская окровавленный нож из рук. Его подхватили и отволокли подальше от места схватки, а когда пыль наконец осела, им глазам предстала картина кровавой бойни.
Из бюреров не выжил никто, но и с собой они забрали Корсара, который лежал с пробитой арматурой грудью, вонзив в глазницу врага свой нож.

                    ******
-Спи спокойно, брат,- сказал Ботаник, после того, как его заложили, как смогли, обломками бетона,- Пока мы живы, ты не уйдешь из памяти. Но, Зона даст, ещё свидимся у голубой ели. А пока, прощай.
Дальнейший путь прошел без происшествий, если не считать Стилвинда, который умудрился таки влезть  в «Волосы» и теперь, подвергаясь насмешкам, буквально сиял своим опухшим ухом. Вот и показался выход. Однако, когда все выползли возле разбитого вертолета, около Х-8, раздался  голос, произнесший:
-Хаюшки! И кого это к нам занесло?


_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:25

15:

-15-

-Ну что, все?- спросил свободовец, когда Гвоздь вылез из пролома, щурясь на свету. Он кивнул, мол, да, все и прошел к  своим, которые стояли под прицелом пяти стволов.
Поймав вопросительный взгляд Патрона, кивнул, показывая, что все по плану.
*****
-Я остаюсь,- прошептал на ухо Гвоздю Старый, когда тот собрался на выход,- Обо мне не парьтесь, все пучком. Просто я погиб при взрыве, понял?
Гвоздь кивнул и полез наружу, где его приняли ласково и даже поддержали под руки, пока он привыкал к свету. Свободовцев было пятеро и экипированы они были по высшему разряду. Все они были одеты в костюмы «Ветер Свободы» и держали в руках FN-2000, которые Гвоздь видел только на картинках.
Когда все выстроились под прицелами в неровную шеренгу, старший фрименов окинул их взглядом, пересчитывая, и спросил :
-Только тринадцать? А больше никого нет?- и, получив в ответ молчаливый кивок Патрона, быстро сорвал чеку с гранаты и швырнул её в пролом.
Раздался приглушенный взрыв и наружу полетели комья земли и бетона.
Удовлетворенный, «Ну вот, теперь действительно все», он повернулся к пленным и, оскалив в усмешке зубы, произнес:
-Ну теперь здрасьте. Шо, хлопчики, пойдем до Лукашу, хай он с вами потолкует.
Тут вперед выступил Ботаник и начал:
-А по какому, так сказать праву…
Но, получив под дых прикладом, согнулся и упал на колени, глотая широко раскрытым ртом воздух. Старший же продолжил, присев перед ним на корточки, пока его бойцы споро разоружали отряд:
-А по такому, солдатик, что вас, вояк, никто не любит. И разговор с вами особый. Так что пока я тебе зеленкой лоб не помазал, заткнись в тряпочку и делай, что велено. Понял?!
Ботаник кивнул, что прекрасно понял и, поднявшись с колен, присоединился к остальным.
-Эй, старшой!- подал голос Патрон,- Разреши слово молвить.
-Чего?- развернулся к нему свободовец,- Говори, только по делу.
- А что, Палыч не на базе сейчас? А то путь-то нехилый получается.
Старший посмотрел на него внимательно и сказал:
-Не ссы, служивый, он сейчас здесь, неподалеку, около Х-10 обретается.
Патрон кивнул, удовлетворенный и они пошли. Пока шли, он все перебрасывался взглядами с Иванычем и Ботаником и, все казалось, чего-то ждал… и дождался.
Где-то недалеко раздался хлопок и один из охранников повалился на спину с дыркой во лбу. Через секунду упал и второй. Свободовцы сперва опешили, а потом открыли огонь по кустам, откуда, по их мнению стреляли. Но тут Иваныч извлек из-за пазухи два ножа, «перетек» вперед и два трупа осели на землю с пробитыми шеями. Старший же забился в могучем захвате Ботаника, пока тоже не затих. Быстро обобрав убитых и забрав свои вещи они, вместе с присоединившимся к ним Старым, двинули по направлению к переходу на Червоно Дышло, который находился недалеко от антенн Радара, более известным в узких кругах, как ЗГРЛС «Дуга».
По дороге вдоволь наслушались жалоб Старого, что как ему не везет сегодня, что, мол, две контузии за день это уже перебор и т.д. и т.п., пока Патрон не взмолился:
-Иваныч, да дай же ему глотнуть своего «сэмыча», вишь как человек старается.
Все посмеялись немного, но, на подходе к антеннам, Патрон вдруг посерьезнел и объявил привал. Перекусив, расположились на ночлег, выставив часовых. После чего опять объявили «военный совет».
-Ну что, родные мои, какие будут идеи? Ведь, чую, ждут нас возле перехода и неплохо ждут. Этот отряд, что мы положили был, я думаю, просто разведгруппой.
-Кстати, Патрон,- не выдержал Гвоздь,- а как ты догадался, что они не свободовцы?
Тот усмехнулся, задумавшись, и ответил :
-Понимаешь, Лёш,- он впервые назвал Гвоздя по имени,- тут сильно-то думать и не надо. Это раньше, когда Лукаш командовал всяким сбродом из числа дезертиров, там черт-те чё творилось. Практически полный беспредел и анархия. Пока Меченый проход на север не открыл. Вот тогда и сформировался костяк той, настоящей «Свободы», которую все сейчас знают и считаются с ней. Теперь там железная дисциплина, но без солдафонщины, как в «Долге». Если раньше там настоящих бойцов было раз-два и обчелся, и, в основном, под командой Кэпа, то сейчас это действующая армия, с которой вынужден считаться даже Воронин. А тут, ну гопники какие-то, право слово. К тому же, меня, Старого, да  Иваныча вся Зона знает. Ну а военстала с «регулярниками» перепутать, то тут вообще в Зону раз в год ходить надо. Так что чуйка у Старого сработала что надо, да и остальные не подкачали. Понял теперь?
Гвоздь кивнул, задумавшись над тем, в каком же напряжении и чувстве постоянной опасности надо было здесь ЖИТЬ, чтобы вот так, сходу, проанализировав кучу информации, сделав выводы и приняв единственное правильное решение, смочь продлить свое существование в этой, и так негостеприимной местности, ещё на чуть. Из размышлений его вывели звуки спора, который разгорелся не на шутку. Предметом был дальнейший маршрут.
-Да что ты за командир, если не понимаешь, что там нас ждут и положат если не всех, то половину точно!- орал раскрасневшийся Патрон. – Возле этого долбанного перехода уже собралась вся синдикатовская шобла! Я говорю, что идти надо через Припять и Генераторы.
-А там нас не положат что ли? Фанатиков полон город!- кричал не менее красный Ботаник,- После того как Альянс с ЧАЭС выбили, город полностью под ними. Ладно бы малой группой, а так, вдесятером хрен мы там пройдем! А разделяться, тоже не факт, что половину не оставим!
Как понял Гвоздь, речь шла о том, как пойти дальше. До перехода в Червоно Дышло было рукой подать, но там скорее всего их ожидала засада наймов. Ну а путь через Припять, тоже был не марципанами выложен. Дааа, дилемма!
Но тут между спорящими встрял Теги.
-Вы, пока тут орете, скоро всех окрестных бойцов соберете!- Патрон и Ботаник смущенно замолчали и, все ещё не отойдя от ссоры, испепеляли друг друга взорами.- Тут вариантов-то немного. Идти надо через Радар,- Патрон было возмущенно вскинулся, но Теги остановил его движением руки,- но сперва разведать надо и план разработать, а не лететь, сломя голову в аномалию. А там, Зона даст, и прорвемся.
Патрон махнул рукой( А, делайте, что хотите!) и присоединился к разрабатыванию плана штурма, так только они со Старым  знали эти места как свои пять пальцев. Сделав наброски и подкорректировав их, получив сведения от вернувшейся разведгруппы, стали готовиться к выходу.
             

16:

-16-

Перед выходом Патрон попытался еще раз поговорить с Ботаником.
-Ты пойми,- горячо доказывал он,- были б мы одни, то ладно. А так девку погубишь не за грош. Она ж не боец, чтобы ее тащить к черту в пекло. И не надо тут Рэмбо включать – поляжем ведь если не все, то половина точно. О людях подумай, «стратег»!
Но все его доводы Ботаник только все ниже склонял голову. Лицо его пошло красными пятнами, но он упрямо твердил:
-Нет, брат, не уговаривай. Тане мы защиту выделим, а вы, если боитесь, можете идти. Никто вас ни к чему не обязывал.
Патрон прямо таки захлебнулся от возмущения и, вероятнее всего, наломал бы дров, если бы подоспевший вовремя Старый не увел его в сторону, кивая на все его возмущенные «Нет, ты слышал?» Отойдя немного от основной группы, он присел на нагретый утренним солнцем камень и начал говорить.
-Вобщем так, я тут на разведку сгонял пока вы тут спорили,- Патрон с уважением глянул на него, так как его отсутствия никто и не заметил, что ещё раз подтверждало высокий профессионализм Старого и то, что он по праву носил прозвище «Тень», данное ему наемниками, когда он мог в одиночку выполнять сложнейшие задания в тылу врага,- расклад такой: там,- он махнул рукой в сторону ЗГРЛС,- порядка 32 человек. Плюс минус один-два. Рассортированы практически по всему периметру возле Х-10. Пробиваться с боем- это самоубийство, если следовать тому плану, который вы здесь наработали. Малыми силами, ударными отрядами по два человека, дай Бог пробьемся. Но корректировать надо удары в этих направлениях…
И он начал на земле рисовать план. «Обсосав» все детали, они опять подошли к Ботанику, долго спорили, обсуждая, но, наконец, удовлетворенные разошлись и начали готовиться к выходу.
В охрану к Тане были выделены Иваныч с Караваном. Сама же она обряженная с ног до головы в броню с трудом передвигалась, постоянно поправляя сползавший ей на глаза шлем. Патрон подошел к Иванычу и попросил:
-Ты уж там, Саня, пригляди за ней как следует, а то жалко девку.- и, посмотрев с тоской на небо, добавил,- Чую, что сегодня Смерть неплохой урожай соберет.
Иваныч серьезно кивнул и пошел в свою тройку. Наконец все приготовления были завершены и четырнадцать бойцов выдвинулись на исходную.
Наемники сновали по территории, занятые своими какими-то делами, когда заработали снайперы. Четверых часовых на вышках «сняли» практически без шума. Но один, всё равно, умудрился свалиться с вышки прям под ноги товарищам. Поднялась тревога и наймы стали занимать заранее приготовленные позиции.
И тут начался штурм.
*****
Короткими перебежками, огрызаясь автоматным огнем, нападавшие продвигались к проломам в заборе, опоясывавшем ЗГРЛС. Тройка снайперов, заняв позиции на склоне в камнях, прикрывала их, как могла. Но вот первые двойки уже вошли в пролом и вход на территорию и заняли позиции возле водосборника и мусорных контейнеров. Со стороны бойцов Ботаника и Патрона потерь пока не было, а вот пятеро наймов лежали, истекая кровью на земле. Обе стороны поливали друг друга свинцовым дождем, пока бой не локализовался на нескольких огневых рубежах…

*****

 Стилвинд ужом крутился между строительных вагончиков, которые неизвестно зачем стояли здесь, и уже умудрился уложить троих врагов. Пули свистели в опасной близости от него, но он, игнорируя их, просто смеялся. Для него все это было игрой. Это был первый такой бой в его жизни. Он просто знал, что его не убьют, ведь это будет не по правилам. По возвращении его будут ждать девчонки, которые, открыв рот, будут слушать рассказы о его боевых подвигах. И, конечно, ОНА, которая не захотела связывать свою жизнь с «каким-то судейским» и из-за которой он и отправился в эту, будь она неладна, Зону, чтобы доказать, что никто, ни один из тех маменькиных сынков с ним ни идет ни в какое сравнение. Поэтому когда в бок его что-то тяжело ударило и он повалился на землю, то сперва не придал этому значения и попытался встать. Но когда это не удалось, он перевел взгляд вниз и увидел, как из развороченного бока вместе с кровью из него уходит жизнь, то просто захлебнулся от мальчишеской обиды. «Так нечестно!», хотелось закричать ему, но сил не осталось даже на это. Тут звуки боя стали затихать и он, закрывая глаза, успел подумать: «Интересно, наши победили или?...», не зная, что бой утих только для него.

*****

Напарник Стилвинда, Чужой, увидев как тот упал, перекатом ушел с линии огня и в три огромных прыжка оказался в тылу противника. Те не ожидали нападения сзади, поэтому, когда он ворвался в их ряды круша их направо и налево, поначалу растерялись. Опомнившись, они набросились на него, вминая в землю, но тот, облепленный ими, как медведь лайками, рыча что-то нечленораздельное сбрасывал их раз за разом, не обращая внимания на льющуюся из многочисленных ран кровь. Они сейчас олицетворяли ему, бывшему капитану ОМОНа, уволенному по несоответствию из органов, после того как во время одного из рейдов он пристрелил обдолбанного юнца, размахивающего пистолетом и оказавшемуся, как выяснилось, сыном прокурора, все то зло, что довелось ему хапнуть полной ложкой, когда его просто выперли со службы. Вместо них он видел перекошенную физиономию юного наркомана с бешенными глазами, косящий в сторону, от постоянного вранья, взгляд особиста, который, брызжа слюной, кричал: «Ты кем тут себя возомнил, сука!» и лицо бывшего лучшего друга, что, отводя глаза в сторону, что-то мямлил там насчет того, что мол сам пойми, семья и все такое. Ножом и кулаками он убил четверых, когда мощный удар прикладом по затылку  не вывел его из строя.
Посмотрев на распростертого у его ног Чужого, наемник хмыкнул и выстрелил ему в грудь.

*****

Патрон со Старым действовали слаженно, как один человек. Казалось, что тут идут съемки какого-то фильма, где у всех персонажей был расписанный сценарий, от которого они старались не отступать ни на йоту. Друзья, как два ангела возмездия, сеяли смерть и разрушение в рядах противника, не забывая при этом прикрывать тылы друг друга. Уже семь мертвых тел наемников распростерлось под серым небом Зоны отчуждения. Ботаник со своими тоже не теряли времени даром и наймы дрогнули и стали отступать к цехам «Дуги». Подтянулись снайперы и тоже вступили в бой. Казалось, что победа уже практически в руках…Но оставалось еще самое сложное : выбить врага с территории цехов, где была заветная тропка на Червоно Дышло. Тут уже количество не играло роли, хотя в этом тоже были определенные преимущества. Теперь все решал профессионализм и тех и других.

******

-Старый, дуй к Иванычу и глаз с них не спускай, понял?!- получив в ответ молчаливый кивок, Патрон с легкой завистью пронаблюдал как тот буквально растворился в надвигающихся сумерках. Покачав головой, он, коротко отстреливаясь, выдвинулся ко входу в цеха, где уже вовсю шел бой.
Присоединившись к своим, он, оглядев их, притянул за рукав Теги и спросил :
-А где остальные?
-У нас три двухсотых и два легких,- отрапортовал тот,- Ботаник, с группой Иваныча внутри.- и, оставив официальный тон, добавил,- Блин, жарко им там сейчас.
-Не дрейфь, прорвемся,- Патрон даже попытался выдавить из себя улыбку, но получился какой-то волчий оскал, потому как он уже сам мало верил в счастливый исход. Покопавшись в рюкзаке, он достал светошумовую гранату и, вздохнув тяжело (Эх, разорите вы меня вконец!) встал наизготовку у входа.
-По моей команде!- сказал он и, швырнув в проем гранату, скомандовал, -Вперед!
Внутри раздался громкий взрыв и внутренности цеха осветились яркой вспышкой. Оглушенные и ослепленные наемники на секунду прекратили огонь, но этой секунды хватило ему, чтобы перекатиться внутрь и занять позицию за каким-то станком. Остальные тоже ломанулись следом, но последние уже были встречены огнем противника. Двое повалились на пол : Дрон, с простреленной головой, и Гусар, зажимающий рукой рану в плече. Оставшиеся пятеро открыли шквальный огонь, постепенно продвигаясь вглубь.

*****

Иваныч огрызался короткими очередями, заняв выгодную позицию в каком-то закутке, заставленном металлическими ящиками, и проклинал себя за поспешность. Увлекшись боем, он, с Караваном и Таней, слишком оторвались, углубившись в цеха, и теперь, отрезанные от своих противником вяло отстреливался. Караван уже пару минут как затих в своем углу, получив пулю в живот. Иваныч удивлялся, как тот вообще с таким ранением продержался так долго. А Таня ничего, молодцом, тоже отстреливалась вместе с ним.
Вдруг выстрелы с той стороны затихли и раздался властный голос, привыкший командовать:
-Старик, отдай нам девчонку с грузом и мы тебя оставим в живых. Нам нужен только груз. Если послушаешь меня, то обещаю оставить вас в покое. Нет, так скоро здесь будет подкрепление и никто из вас не уйдет живым. Даю на размышление десять секунд.
Иваныч только крепче стиснул зубы и, пробормотав себе под нос, «Где ж ты бачив, шоб вьетнамские хлопци сдавались!», перезарядил автомат.
Таня коротко всхлипнула и начала:
-Иваныч, а может…
-Никаких может, девочка, сидим здесь до последнего патрона и точка!- грубо оборвал он ее. А потом добавил уже мягче,- Нас с тобой при любом раскладе в расход пустят, так что не рыпаемся. Не боись, прорвемся.
Внезапно со стороны наемников раздался какой-то шум и через ящики перелетела громадная фигура. Иваныч, который не у спел даже среагировать как следует на ее появление, отправился в глубокий нокаут, получив мощнейший удар ногой в лицо. Схватив и легко разоружив Таню, боец, лица которого было не разглядеть в наступивших сумерках, громко крикнул:
-Не стреляйте! Мы выходим!
Из глубины раздалось насмешливое:
-Ба, знакомые все лица! Сам Ботаник к нам пожаловал! Ну, милости прошу.



_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:25

17:

-17-

Таня вскинула удивленный взгляд на Ботаника. Тот как-то съежился и, кажется, стал меньше ростом. Упорно отводя в сторону глаза, он крикнул в темноту:
- Я сделал как вы хотели, кейс здесь! Дайте моим людям уйти!
На площадку, освещаемую лучами заходящего солнца сквозь проломленную крышу цехов, выступил наемник. Он был высок, выше Ботаника, и в движениях его чувствовалась какая-то кошачья грация. Остановившись в паре метров от них, он, так же насмешливо, продолжил:
-А не кажется ли тебе, Ботаник, что твой долг несколько возрос, а?- Ботаник, ничего не отвечая, набычился,- Мы свою часть уговора выполнили : вертушку сбили аккуратно, никто не пострадал. Твое дело было отступить с поля боя, оставив чемоданчик. А ты что устроил? Половина моих людей полегла, а я не люблю, знаешь, когда гибнут МОИ люди. Ну что молчишь? Поработаем еще совместно, хотя с таким тупым солдафоном как ты, который не видит перспективу дальше собственного носа, это чревато.- и вдруг резко сменив тон,- Кейс, быстро!
Ботаник повернулся к Тане и, так же отводя взгляд, протянул руку.
-Отдай ему, что он хочет.
-А у меня нет…-пролепетала Таня.
Ботаник вскинулся:
-Чегооо?!
-Нет у меня кейса,- Таня, как воробей, втянула голову в плечи, ожидая самого страшного. Но Ботаник стоял столбом и взгляд у него был какой-то потерянный и пустой. Тут захохотал наемник:
-Слушай, а тебя, оказывается, могут иметь все, кому не лень! Ты, я вижу, еще тупей, чем я думал! Ты про семью-то не забывай!
И тут Ботаник очнулся. Повернувшись всем корпусом к Тане, он схватил ее за плечи и затряс, крича в лицо:
-Где…этот…долбанный…кейс!  
-У, у Иваныча,- уже чуть не плача выдавила из себя она.
- У какого..- начал было кричать Ботаник, но, поняв все, как-то сник, как-будто в нем что-то надломилось. Таня с изумлением глядела на этого здорового и крепкого как танк мужчину, который сейчас вызывал в ней только чувство гадливой жалости.
Тут наемник, который все это слышал и видел произнес:
-Ну что ж, Ботаник, как бы это ни было прискорбно, но вынужден констатировать, что ты нам уже не нужен. Я забираю девчонку и ухожу. Если понадобишься, то…-
Ботаник что-то пробормотал.
-Не понял, - переспросил наемник.
-Я говорю, хрена с два!- уже с вызовом бросил тому в лицо военстал,- Только через мой труп!
Найм удивленно приподнял брови и пожал плечами:
-А о семье ты подумал?- опять спросил он,- Хотя….думаю такой размен меня тоже устраивает. Толку от тебя все равно никакого, а так хоть помрешь героем. К тому же,- он прислушался к звукам приближающегося боя,- времени у меня, чтобы спорить с тобой нет.
Они оба сбросили разгрузки и достали ножи. Заходящее солнце, пробившееся несколькими лучами через запыленные стекла, тускло отсвечивало на лезвиях.
-Потанцуем,- сквозь стиснутые зубы процедил Ботаник и сделал первый выпад.

*****

Старый метался по цехам в поисках Тани и Иваныча, каким-то пятым чутьем понимая, что не успевает.
В его метаниях ему даже встретился кровосос, который, ошалевший от всего происходящего, полуослепленный, забился в угол между станками. Заметив человека он даже не сделал попытки броситься на него. Но Старый быстро попятился назад, не спуская с него глаз и не опуская свой «Кольт», поминая мимоходом всю его родню до седьмого колена.
Отойдя на приличное расстояние он перевел дух и еще раз прислушался. Наконец он услышал, что хотел: в мелодию перестрелки вписывались, едва заметными тонкими росчерками, звуки боя на ножах. Определив примерное направление он бросился туда.

*****

 Патрон как мог прикрывал Гусара, который, прижимая руку к окровавленному лицу, пытался отползти в сторону. Пули звонко выбивали фонтанчики цементной крошки из пола, рикошетя рядом с такой удобной мишенью. Он проклинал себя за бессилие, но понимал, что того уже ничего не спасет и счет идет уже на мгновения, как вдруг в двери влетел Чужой. Он был без бронежилета, который скинул когда очнулся, после того как в него выстрелил наемник. В одном тельнике, весь окровавленный он что-то нечленораздельно прорычал и, подобно берсерку, кинулся с голыми руками на врага, не обращая внимания на пулевые ранения. Из темноты раздались истошные крики, когда он пробился к наемникам. Картина боя сместилась в новую плоскость.
Удовлетворенно заметив, как раненного Гусара отволок в безопасное место вынырнувший откуда-то Теги, Патрон бросился с остальными на помощь к Чужому. Перебив оставшихся, они поняли, что опоздали. Чужой, страшный в гневе даже после смерти, лежал на трупе найма, не выпуская его горло из своих рук. Уйдя, он успел забрать с собой еще двоих, посеяв панику в рядах остальных, что позволило Патрону с товарищами переломить бой в свою пользу.
Молча отсалютовав ему, они двинули дальше.


18:

-18-

Ботаник чувствовал, что силы покидают его вместе с сочащейся из многочисленных порезов кровью. Его противник, казалось, просто играл с ним как кошка с мышью, забавляясь. По технике владения ножом он превосходил его если не на голову, то на пол-головы точно. Не взирая на пару-тройку ран, которыми наградил его Ботаник, он продолжал двигаться так же свободно и плавно, перетекая с места на место и возникая то тут, то там, чтобы нанести удар.
Ножи звенели практически не переставая и Таня, заворожено глядя на этот убийственный танец, не смела даже приблизиться к этой смертельной мясорубке, чтобы хоть как-то помочь.
Вдруг наемник отпрыгнул в сторону, прислушался к звукам, которые шли с места стычки и, приняв решение прекратить игру, резко сократил разрыв и перехватив руку с ножом Ботаника, поднырнул под неё и нанес проникающий удар в подмышечную впадину. Ботаник закричал от боли, а тот, выдернув нож, нанес ещё два коротких удара в грудь своего противника. Глядя на оседающее перед ним тело, он сплюнул в сторону и повернулся к Тане.
Ей очень захотелось закричать и убежать куда-нибудь, но горло словно сковало холодом и ноги отказывались её слушать. Она только заворожено могла смотреть на эту огромную фигуру, которая нависла над ней, с ужасом ожидая самого страшного.
Наемник присел перед ней на корточки и произнес глядя прямо в широко раскрытые от страха глаза:
-А сейчас, ты быстро мне все расскажешь, и кто такой Иваныч и где кейс, понятно? Кивни, если понятно.
Таня быстро и мелко закивала.
-А теперь…
Но договорить ему не дали. Раздался выстрел, но пуля пролетела в каких-то миллиметрах от головы. Схватив Таню и вздернув ее как тряпичную куклу, он прикрылся ею как щитом и, приставив к её боку нож, крикнул в темноту:
-Это кто там такой отчаянный? Выходи, давай, на свет белый.
Из сумрака цехов, на освещенный пятак вышел Старый.
-Ну вот и свиделись, Алеф.

*****

Угораздило же Гвоздя, который отстал от основной группы буквально на полминуты, встретится с кровососом, мимо которого проскочил Старый. Не сильно заморачиваясь на предмет посмотреть по сторонам, он бежал ориентируясь на звуки шагов бегущих военсталов, когда из-за ящиков вынырнула уродливая голова с висящими щуплами. Не сумев вовремя затормозить, он с размаху впечатался лоб в лоб с кровососом и, следя за падающими из глаз искрами, сел на пятую точку. Мутант, уже совсем ополоумевший от всего происходящего вокруг и совсем не ожидавший, что его вот так возьмут «на калган», обиженно заревел и припустил со всего маху вглубь цехов, где налетел на уже ожидавших его бойцов и был «принят» во все стволы.
Вскоре с ним было покончено. Глядя на распростертое тело кровососа, Патрон обеспокоено крикнул:
-Гвоздь, ты там жив?
-Угу,- ответил сталкер, выходя из-за контейнеров, потирая вздувающуюся на лбу шишку.
-Даа, скорее жив, чем мертв, -прокомментировал ситуацию Патрон и, не сдерживая смеха, добавил,- Я про то, как ты кровососа протаранил обязательно в Баре расскажу, если выживем, конечно.- и, посерьезнев, махнул рукой,- Вперёд!

*****  

-Оставь девушку и можешь идти.
-А если нет?
-Тогда ты останешься здесь навсегда!
Невооруженным глазом было видно, что эти двое, Старый с Алефом, ненавидят друг друга всеми фибрами души. Их ненависть практически приняла осязаемую форму. Казалось что воздух вокруг пронизан электричеством и не хватало лишь проводника, чтобы все пространство рвануло ослепительными вспышками молний.
Таня практически не могла дышать, так сильно сдавил ей горло своей рукой наемник. Вздернутая, она буквально висела в воздухе, едва доставая носками ботинок до пола. Краем глаза она увидела, что Ботаник еще жив и потихоньку пытается дотянуться до выроненного ножа. Понемногу ему это удалось и, перебирая пальцами по рукоятке, он старался перехватить его поудобнее.
В это время Алеф слегка крутанул нож, который неглубоко воткнул в бок Тани и она зашипела сквозь стиснутые зубы, пытаясь не закричать от боли и чувствуя как намокает куртка и кровь уже стекает по раненому боку в штаны.
-Отдай кейс, Старый, и я уйду. Иначе я останусь здесь не один, ты меня знаешь.
- У меня его нет.
-Верю. Он у вашего этого Семеныча или Иваныча, не знаю. Я думаю, что обмен будет равноценным, не так ли? Или…
Он еще раз провернул нож и Таня уже не в силах сдерживаться закричала в голос.
В следующий момент все завертелось как в ускоренной съемке, хотя самим участникам могло показаться, что время просто замерло.
Ботаник собрав остатки сил схватил наемника за голень и, подтянувшись, вонзил свой нож ему в стопу. Тот заорал от неожиданности и выпустил Таню, которая не замедлила откатиться в сторону. Два выстрела слились в один и Алеф, получив две пули в грудь, отлетел назад и упал на пол бесформенной кучей.  
Старый опустил дымящийся «Кольт» и громко произнес:
-Иваныч, выходи, давай, а то на твое шмурыганье скоро вся окрестная живность соберется.
Из-за ящиков показался, шмыгающий разбитым носом Иваныч.
-Ходошо бьед зука, но мы едо доздали даки.
А Таня стояла на коленях придерживая за голову Ботаника, у которого уже шла горлом кровь, но он все пытался говорить.
-Простите…там в Тамбове…жена у меня с дочкой…сказали убьют…простите меня… я старался, чтобы никто, а они…про…
Тут кровь пошла сильнее, он, кашляя и кривясь от боли, дернулся пару раз и затих. Таня плакала навзрыд над телом этого большого и сильного человека, который дал слабину, под грузом обстоятельств, но в последний момент, можно сказать, спас их.
Через пару мгновений подтянулись и остальные. Патрон оглядев картину, развернувшуюся перед ним, сделал выводы и, повернувшись к Старому, спросил :
-Ты его?
-Нет, один старый приятель, Алефа помнишь? Так Ботаник его с нашей помощью…Черт!!!
Бывший наемник повернулся и обнаружил, что тело исчезло.
-Ды смадри, жидучий, бадла!- гнусаво прокомментировал Иваныч.
-Ладно, потом разберемся,- Патрон махнул рукой,- Вперед! Строй не терять!
И все помчались к переходу, за которым начиналось Червоно Дышло.
Все, кроме Гвоздя, который немного задержался над телом Ботаника, чтобы, за неимением времени на похороны, хотя бы отдать ему честь. Заметив краем глаза какое-то свечение под станками, он упал на живот и, немного поработав подаренной Фанатиком «Сайгой» как палкой, вытащил на свет белый мигающий ПДА. Не имея времени, чтобы изучить его, он, как и все простые сталкеры, подверженный греху «хомячества», просто засунул его в карман и, застегивая его на ходу, помчался догонять остальных.



_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:26

19:

-19-

Они стояли вшестером, под таким ярким после темноты подземелий светом солнца, и, прищурив слезящиеся глаза, смотрели на раскинувшееся перед ними поле, когда-то принадлежащее колхозу «Червоно Дышло». Вдали, над полуразрушенными домами, назойливо стрекотал вертолет, поливая очередями какую-то живность внизу.
-Дошли,- облегченно выдохнул Патрон и оглядел остатки команды.
Видок у них всех был не ахти. А какой еще вы прикажете иметь, если в путь их вышло пятнадцать, в подземелья, соединяющие цеха Радара с колхозом, - девять, а теперь их осталось шестеро?
Постепенно они все сели обессиленные на землю и просто сидели, наслаждаясь свежим воздухом, теплым солнцем и легким ветерком, пока Старый не сказал:
-Заводи шарманку.

******

-Давай помогу, - Гвоздь поравнялся с Теги и осветил того фонариком. Тот тяжело дышал, по бледному лицу катились крупные капли пота, но он упрямо замотал головой, не желая отпускать Гусара, которого он тащил на себе уже добрых полчаса. Но, сделав еще несколько шагов, стал валиться на сторону. Гвоздь и подоспевший Иваныч еле успели подхватить раненного.
-Привал,- скомандовал Патрон, после гибели Ботаника взявший на себя командование. Все буквально повалились на пол отходя от напряжения этого сумасшедшего дня. Кто просто лежал, наслаждаясь выпавшими минутами отдыха, кто перевязывал свои раны. Гвоздь со Старым и Иванычем занялись Гусаром.
Размотав пропитанные кровью и уже начинавшие присыхать к ранам бинты, Иваныч покачал головой. Зрелище было не из приятных. Пуля разворотила тому пол лица. Глаз, покрытый кровавой пленкой, уже вряд ли удастся спасти. Промыв раны перекисью, залив коллоидом и заново перебинтовав Гусара, вкололи ему ещё обезбаливающего и занялись Теги. Тот сперва слабо сопротивлялся, но, наконец, сдался и дал себя осмотреть.
В боку его зияла сквозная рана, чуть ниже ребер.
-Вроде ничего важного не задето,- констатировал после осмотра Иваныч, производя все необходимые манипуляции,- Что ж ты, братка, даже не перевязался-то, а? Совсем ведь кровью истечь мог.
-Я свой бинт на Гусара истратил,- как бы извиняясь сказал Теги и тут же зашипел сквозь зубы, когда Старый ливанул в рану перекись.
-Даа, снимаю шляпу перед героической глупостью,- сказал подсевший рядом Патрон.
Теги посмотрел ему в глаза и, чеканя слова, твердо произнес:
-У нас в народе говорят : «Не может покоя в стоянке найти, кто бросил товарища в трудном пути».
Патрон покраснел, как рак, и отвел свой взгляд. Потом резко встал, подошел к нему и, взяв его ладонь в свою, крепко пожал.
-Ты, это…Извини, брат. Просто с юмором у меня в последние часы напряг.  
Теги улыбнулся во весь рот.
-Это ещё хорошо, что хоть такой остался, а то совсем бы плохо было.
Напряжение, накопившееся за эти дни потихоньку отпускало. Гвоздь, с любопытством оглядывавший переход на Червоно Дышло, который оказался каким-то тоннелем, куда они спустились через коллектор в цехах на Радаре, заметил, что один из военсталов, Конвоир, что-то рисует, увлеченно склоняясь над бумагой, лежащей у него на коленях. Перебравшись поближе и заглянув к нему через плечо, он удивленно присвистнул. С листа на него смотрела Таня, на которую Конвоир накладывал последние штрихи.
-Нравится?
-Очень! А меня сможешь так же?
-Держи,- Конвоир перебрал свои рисунки и протянул Гвоздю один.
-Класс!- с некоей ноткой зависти сказал тот,- А можно другие посмотреть?
-Почему нет,- пожал плечами военстал и протянул ему всю пачку.
На рисунках, мастерски выполненных, была почти вся команда. Вот Иваныч сидит, потягивая кофе из своей алюминиевой кружки. А вот Патрон, со своей неизменной ухмылкой. Был там и Старый, чистящий свой автомат, и Теги, со своей снайперкой, и о чем-то задумавшийся Гусар, и Дрон, рассказывающий какой-то анекдот и остальные, оставшиеся в живых и погибшие.
-Ты это…Сбереги их, хорошо?- Конвоир, улыбнувшись, кивнул.- Можно я свою себе возьму?
-Не вопрос, брат! Я ещё нарисую.
-Что да, то да,- сказал подошедший к ним Афиноген, - Он в отряде всех своими работами снабдил.
Гвоздь отошел на свое место и, как какую-то драгоценность, спрятал рисунок в вещмешок.
Через час Патрон объявил выход и они двинули дальше, с каждой минутой приближаясь к цели.

*****

Атака началась неожиданно.
Свернув на очередном повороте, они обнаружили, что лампы, в полнакала горевшие на протяжении всего их пути, дальше не работают. Надев головные светильники, они продолжили свой путь уже в темноте. Лучи фонарей выхватывали какие-то повороты и переходы в боковых стенах, но Патрон, видимо уже бывавший здесь не раз, уверенно вел отряд вперед, никуда не сворачивая.
Внезапно из одного из ответвлений раздался глухой рев и оттуда высыпали снорки, особей пять, не меньше. Сталкеры еле успели, ощетинившись стволами, занять круговую оборону, прикрывая спинами раненного Гусара и Таню.
То тут, то там мелькали с нечеловеческой скоростью мутанты, отблескивая в лучах фонарей стеклами противогазов, одетых на уродливые головы. Понапрасну тратя патроны, отряд пытался отстреливаться, но особого успеха это не принесло. Пули, если и попадали в снорков, то, из-за ускоренной регенерации, те просто их не замечали, а только с большим остервенением метались вокруг, выискивая слабое место в обороне противника. За все это время только одна чья-то шальная пуля выбила стекло в противогазе и тварь, смертельно раненная, с диким воем закружилась на месте пока не издохла.
Из окружающей тьмы выныривали опасные тени, пока одна из них не материализовалась рядом с Конвоиром и растопыренной лапой не располосовала ему горло. Военстал упал на пол, хрипя и пытаясь зажать хлещущую из раны кровь. Никто даже не успел прийти ему на помощь, как мутанты, схватив  за ноги, утащили его в темноту. Его место тут же заняла Таня, отстреливаясь из Кольта.
Вот уже и Афиноген упал со сломанной шеей, получив мощный удар, как вдруг все стихло. Были слышны только шорохи убегавших во тьму мутантов и какие-то глухие удары, как от работающего парового молота.
-Не расслабляемся,- крикнул Патрон,- Не в обычаях этих тварей обходиться одной добычей. Могут вернуться в один момент.
И действительно из бокового коридора вылетел ещё один снорк, но, не обращая внимания ни на сталкеров, ни на выстрелы в свою сторону, промчался мимо.
И тут все услышали что удары стали прближаться.
-Твою мать! Псевдыш!- заорал, как резаный Патрон, - Все вперед! Не останавливаться, если жизнь дорога! Старый, хватай Гусара и…Старый! Старый!
Но бывший найм лежал без сознания. Через всю грудь у него шла рваная рана от лапы мутанта.
Патрон подскочил к нему и, взвалив, кряхтя, на плечо, скомандовал :
-Гвоздь, Иваныч, берите Гусара. Теги, Таня на тебе. Ходу!- и припустил, покачиваясь, по коридору. Теги, подхватил Таню и уже хотел броситься следом, как их настигла ударная волна, пущенная псевдогигантом. С потолка посыпалась бетонная крошка и все повалились на пол. Поднявшись, Гвоздь кинулся к Гусару, но тот оттолкнул его со словами:
-Бегите, я его задержу!
-Неет,- закричал Теги, подбегая к товарищу,- Я тебя не брошу, брат!
-Беги, дурак, незачем всем погибать. Я так решил.
В голосе Гусара прозвучали такие железные ноты, что снайпер, поняв все, отдал честь бросился прочь, таща за собой Таню. Следом помчались остальные.
А Гусар, улыбаясь каким-то своим мыслям, вытащил с разгрузки три гранаты и, вслушиваясь в приближающиеся гулкие шаги зверя, зажмурившись, вырвал по очереди из них чеки.
Взрыв и грохот от рушащихся перекрытий настиг их уже в пределах видимости выхода из тоннеля.
Вырвавшись на свежий воздух они с минуту прислушивались, ожидая услышать топот псевдогиганта, но слышали только грохот осыпавшихся камней.
Тут очнулся Старый.
-Я что-то пропустил?- спросил он, но увидав, как Теги опустился на корточки, закрыв лицо руками, понял, что случилось нечто страшное.
Гнетущая тишина повисла над отрядом, пока её не прервала Таня:
-Смотрите, вертолет!
Они стояли и смотрели на него, просто наслаждаясь свежим воздухом и относительным спокойствием, пока, обессиленные не опустились на землю.
Наконец Старый сказал:
-Заводи шарманку. Давай, Теги, вызывай своих.
 
20:

-20-

-Вот интересно,- подумал Гвоздь,- почему вертолеты, такие быстрые и хищные в небе, больше похожие на акул, когда садятся, так напоминают старых неповоротливых майских жуков.
А «вертушка», тем временем, тяжело и аккуратно, как больной радикулитом, приземлилась на землю, подняв потоком воздуха от крутящихся лопастей пыль и сухую траву.
Из кабины бодро выпрыгнул какой-то щеголеватый тип в новеньком обмундировании и направился к ним, придерживая рукой фиолетовый берет с эмблемой миротворческого корпуса.
- Штабист,- сказал, как плюнул Теги, недобро глядя в сторону щеголя.
- Ну то что штабист, оно сразу видно,- добавил Патрон,- вон гляди, прям в глаза бросается, что тяжелее ху…,- он поперхнулся, глянул на Таню, покраснел и, закашляв от смущения,  исправился,-  кхм, телефонной трубки ничего в руках не держал.
Тот и правда, в своей отутюженной с иголочки форме, смотрелся в Зоне как гимназистка в портовом кабаке. Да и «Вал», висящий на шее, по всей видимости, для солидности, шел ему как корове седло.
Подойдя к ним, он отточенным ухарским жестом отдал честь и представился:
-Капитан Гофман.- и, внимательно осмотрев их, продолжил,- Как я понимаю,  это все кто остался из отряда сопровождения?  
Не обращая на него особого внимания Патрон сказал:
-Ты смотри, цельного  капитана прислали на нашу периферию.
-Так, Сереженька, ясень пень зачем,- поддержал его Иваныч,- мозги им нужны. Видать своих-то не хватает.
Они не особо и старались скрывать свою извечную неприязнь «людей боя» к «штабным крысам». И хотя вертолет еще шумел, рассекая винтами воздух, было явно видно, что капитану Гофману все прекрасно слышно, хотя вида он не показал, а только покраснел и заиграл желваками.
Теги вышел вперед и отрапортовал:
-Разрешите поправить, господин капитан, из отряда сопровождения остался только я: прапорщик  Каюров. Остальные погибли при выполнении задания.
-То что не все, я и так прекрасно вижу,- с легким оттенком презрения ответил капитан,- в данный момент меня больше интересует целостность вверенного вашей команде груза.
Теги, от такого пренебрежения к судьбе погибшей команды, просто задохнулся от возмущения, но вслух ничего не сказал.
-Госпожа Иванкова,   - продолжил тем временем капитан,- надеюсь, что груз в полной сохранности?
Таня беспомощно оглянулась на Иваныча, и тот, как истинный джентльмен, выступил вперед и попытался объяснить.
-Понимаешь, капитан, тут такая ситуёвина вышла. Дала мне Танюша кейсик-то, и прое…кхм, потерял я его в подземке, когда бюреры напали. Упал чемоданчик в холодец и сгинул. Вот, как-то так.- Иваныч развел руками.
Капитан мигом посерьезнел и, взяв «Вал» наизготовку, сказал:
-Госпожа Иванкова, я вынужден взять вас под стражу до выяснения всех обстоятельств данного дела.
-Эй,эй, эй- выступил вперед Патрон, опуская поднятые мигом стволы Гвоздя, Теги и Старого,- Капитан, не гони волну. Давай лучше отойдем и поговорим спокойно.
-Не о чем мне с вами разговаривать.
-Ты сперва выслушай, а потом делай выводы. А мне явно есть чего тебе порассказать.
Патрон отошел с капитаном на десяток метров и начал что-то втолковывать ему, делая энергичные жесты в сторону своей команды. Было видно, что разговор постепенно, но верно перетекал в торговую плоскость. Особенно это стало заметно, когда Патрон открыл рюкзак и показал капитану его содержимое. Тот сперва пытался спорить, но потом под грузом железных аргументов, перекочевавшим из вещмешка Патрона к нему, махнул рукой и, развернувшись к солдатам сопровождения , двинул к вертолету, дав команду следовать за собой.
Вертолет, тяжело оторвавшись от земли, набрал высоту и, развернувшись в сторону Периметра, полетел прочь.
-И сколько?- только и спросил Старый.
-Две Души, сука забрал, и Мамины бусы в придачу,- зло сплюнул Патрон и, обернувшись к остальным сказал,- Ну что, покойнички, с сегодняшнего дня вы официально погибли при исполнении особо важного задания. Так что предлагаю Иванычу порыться по сусекам и достать чего-нибудь на помин вас со всем нам свойственной широтой души.

_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Lotsman в Вс Фев 28 2016, 13:29

Эпилог:

Эпилог.

Через забитое досками окошко доносилось бодрое пение марширующих на плацу долговцев:
-Мы бодрой поступью идем.
Мы Долг, Долг, Долг.
И мир от Зоны мы спасем,
Мы в этом знаем толк…
Прошло уже два месяца, как Гвоздь вернулся в Бар после своего первого самостоятельного похода.
Он накатил стакан, закусил и задумался, изучая уже в который раз документы, которые отдал ему Патрон. Два месяца прошло в бесплодных поисках хоть каких-нибудь следов, но результат был нулевой. Как будто и не существовало никогда никакого проекта «Мост». И хотя кое-какие слухи все же удавалось собрать, но эти крохи информации не стоили выеденного яйца, так были они, в основном из области слухов.
Старый с Патроном тоже сперва рыли землю, но, ничего не добившись, махнули рукой и ушли в глубокий рейд к центру, строго-настрого наказав, в случае какой-нибудь определенности, дать им знать.
Таня с Иванычем ушли на Армейские Склады, где его талант в изготовлении горячительных напитков был принят «на ура» и даже ему был выделен отдельный домик около болотца, что недалеко от базы «фрименов».
Гвоздь пару раз захаживал к нему в гости, где они обязательно пропускали по стаканчику какого-нибудь нового Иванычева экзерсиса, после чего тот начинал жаловаться на Таню. Мол, совсем от рук отбилась.
Гвоздь с улыбкой слушал его жалобы, хотя, по началу, его тоже удивило желание хрупкой лаборантки стать вольным сталкером. Но она делала определенные успехи и, сначала под чутким руководством Иваныча или Гвоздя, а потом и самостоятельно, стала ходить в одиночку, заходя в своих ходках все дальше и дальше. Иваныча это страшно беспокоило, но она только смеялась в ответ, возвращаясь из рейдов и, принеся ему какую-нибудь диковинку и отдохнув пару дней, уходила вновь. А тот, относясь к ней как к дочке, переживал страшно.
Теги, примкнул к клану «Свобода» по своей прямой специальности, то есть снайпером. Но, в силу своей непоседливости, постоянно ходил в рейды с разведгруппами, после чего заслужил у «свободовцев» непререкаемый авторитет и уже ходил командиром. Хотя никто из них не догадывался, что он тоже, как и остальные выжившие после событий двухмесячной давности, ищет хоть какие-нибудь СЛЕДЫ.
Но никто, пока, ничего не нашел. И это топтание на месте просто бесило Гвоздя, да и остальных тоже.
Выудив из загашника еще одну бутылку «Казаков», он налил стакан и достал рисунки Конвоира. Выпив и закурив, он рассматривал их, пока они не стали расплываться в глазах, от нахлынувших слез. Допив остатки водки, он лег спать и стены комнатки, которую он снимал у Бармена почти за бесценок, благодаря сделанному им для того одного щекотливого дела, раздвинулись и перед ним опять поплыли знакомые лица: серьезный Ботаник, угрюмый Чужой, постоянно смеющиеся над анекдотами Конвоира Дрон с Афиногеном, безбашенный Стилвинд, постоянно подкалывающий Мишеля с Амоничем, Корсар, из-за чего получал частенько подлянки в ответ…Все они были ЖИВЫМИ, но погибли ради ещё одного эксперимента невообразимо развитой науки, которой мало было создания Зоны и она хотела пойти ещё дальше. И ещё более уверялся Гвоздь в том, что более беспощадного и настойчивого врага, чем он, у проекта «Мост» не будет…



_________________

шща воно попрётъ!!
avatar
Lotsman
ВОЛЧАРА

Сообщения : 5604
Дата регистрации : 2013-11-25
Возраст : 59
Откуда : г.Батуми Грузия

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: S.T.A.L.K.E.R.: Г.В.О.З.Д.Ь

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения